Глава 18

 

 

 

Теперь, когда мы вернулись вновь к теме Троянской войны и прежде чем я продолжу изложение своих бесед с Габриэлем мне бы хотелось сказать немного касательно других названий, которые были  ранее упомянуты – Аркадия, Фракия, Беотия и прочих. Главным вопросом в этом случае является следующий: а находились ли они тоже в Западной Европе? Самое невероятное, как вы уже должно быть поняли, заключается в том, что, по всей видимости, все действительно именно так и обстояло. Вся северно- и западноевропейская топонимика, судя по аргументам, приведенным мною и Габриэлем выше, была с высокой долей вероятности перенесена людьми, пришедшими с севера на Балканы, Грецию, в Малую Азию, Северную Африку и на острова, что лежат в Эгейском море. Поначалу все это может действительно показаться какой то невероятной исторической иронией, но если вы вспомните совсем недавние события последних трех веков заселения, к примеру, Штатов, а также Австралии и Новой Зеландии, то это не покажется столь уж невероятным. Если, к примеру, Нью-Йорк когда то назывался Новым Амстердамом и его жителями одно время были голландцы, то что здесь такого невероятного? Или, к примеру, когда вы находите Кардифф, Свонси и Гейтсхед в качестве пригородов Нью Касла в Новом Южном Уэльсе в Австралии в то время как на родине тех, кто, когда то оттуда переехал эти города представляют довольно крупные населенные пункты и рассеяны по всей стране в разных ее частях. Вы обнаружите названия хорошо известных крупных городов в совсем других местах где, как правило, это будут населенные пункты средних размеров и даже со своей историей. А потому, когда у Гомера вы сталкиваетесь с названиями Аргос, Лесбос, Фарос, Египет, Фивы, Аркадия, Фракия и прочими, то это значит, что речь в них идет опять же вероятнее всего о населенных пунктах, островах и странах, служивших первичными носителями данных названий. Как же такое стало возможно?

 

В истории случались и весьма нередко периоды так называемых темных веков, во время которых уничтожались все свидетельства предыдущей цивилизации, а людям чуть позже предлагалась совсем другая история география и идеология. А потому совсем неудивительно, что почти то же самое произошло и с античной культурой. Как я уже упоминал ранее, то, что произошло в период с 1800 по 800 гг. до н. э. на мой взгляд имело примерно следующий вид. До 1800 гг. до н. э. вся география Европы Бронзового века определенно имела несколько иной вид, чем сейчас, – однако затем произошла некоторая эскалация агрессии со стороны союзных племен, живших в центральной, северной, отчасти южной и юго-западной Европе в отношении племен, живших на Британских островах и отчасти в Бельгии и Голландии, после известная как Троянская война. Где то с середины 1700-ых гг. после окончания войны большой поток переселенцев сперва с Британских островов и атлантического побережья Западной Европы устремляется на юг, на Балканы, север Греции, и в Средиземноморье. Затем спустя примерно век или чуть более происходит некая природная экологическая катастрофа, по всей видимости, вызванная чудовищным извержением вулкана Санторин или Тера после которого начинается медленно но верно полный упадок во всех сферах жизни позже приведший к так называемому коллапсу Бронзового века. Это происходит примерно между 1685 и 1550 гг. до н.э.

 

Однако несмотря на то что данная катастрофа и без того погрузила в хаос почти все продвинутые культуры Средиземноморья некоторое время спустя не более полувека около 1590-ых гг. и в последующие десятилетие в Западной и Центральной Европе происходит нечто, еще более драматичное в форме скорее всего некоей внезапной космической катастрофы скорее всего кометного характера вследствие которой довольно немаленькая по численности группа переселенцев уже с территорий нынешней Франции, Дании, Испании и Германии устремляется в качестве второй волны на юг при этом занимая как север нынешней Италии, так и множество мелких и крупных островов Средиземноморья и побережье Северной Африки только недавно испытавшие на себе воздействие извержения Санторина. Они несут с собой свои традиции и язык смешиваясь с живущими в этих местах народами или ассимилируя их. В этой жуткой мешанине народов в промежуток между 1580 и 1350 гг. до н. э происходит утрата очень многих знаний о прошлой истории и складываются те самые жесткие условия, что приводят к неизбежному коллапсу многих сообществ и этнических групп. Это заставляет многих сниматься с мест и выходить в море, пытаясь расширить свое влияние в регионе.

 

Две катастрофы в период после Троянской войны с относительно небольшим интервалом приводят к тому, что письменность утрачена, культурные связи и преемственность поколений нарушаются, торговые и дипломатические связи разорваны. Весь регион погружается все глубже в период смуты и полной неразберихи, во время которого выжившие группы людей пытаясь хоть как то не умереть с голоду, совершают набеги на соседние государства, неся гибель и разрушение всему на своем пути. Когда по прошествии двух веков эти набеги прекращаются, а большинство населенных пунктов лежит в руинах от многочисленных конфликтов, наступают действительно Темные века. И еще на период в почти пять веков ничего не слышно и не найти ни одного письменного источника, по окончанию которого появляются новые парадигмы мышления, новые идеологии, а также наследие прошлых столетий пропущенное сквозь призму Темного времени в качестве мифов и легенд.

 

Скажу еще раз что то, что я попытался вкратце описать, в исторических хрониках, учеными смотрящими на историю в традиционном ее понимании называется коллапсом бронзового века – периодом когда 9/10 всего того культурного наследия, что имелось в регионе средиземноморья было безвозвратно утрачено. Этот период также знаменуется появлением так называемых Народов Моря, расселившихся еще южнее, а именно на территории Ближнего Востока и в Северной Африке. Цивилизацию же, что появилась между 1700 и 1550 гг. до н. э. принято сейчас называть Микенской, что в принципе достаточно верно, так как ее создателями были первые из числа переселенцев из Аргоса, что находился как вы помните на северо-востоке Франции, в то время как сама Арголида занимала довольно обширную территорию всей нынешней Франции за исключением регионов Верхней Нормандии, Бретани, Пикардии и Иль де Франс, которые были известны в качестве Египта. Однако, по всей видимости, расцвет не длился особенно долго, так как вышеупомянутые катастрофы и последующий коллапс бронзового века полностью свели на нет все культурные достижения, как самих Микен, так и прилежащих более мелких городов. И к 1100 г до н. э. наступают Темные века. Можно лишь предположить, что вторая волна племен из Центральной и Западной Европы, пришедшая в Грецию и ставшая основной причиной появления народов моря была группой людей, что бежали от климатических изменений, происходивших в более северных широтах как следствие катастрофы, произошедшей как я сказал приблизительно между 1590 и 1570 гг. до н э и заставившей двинуться на юг часть жителей этих мест в самую первую очередь.

 

Не менее интересен и другой факт, а именно то, как  у  Гомера отражена культура и боевые навыки противоборствующих племен во время Троянской войны. Без сомнения он сумел как можно более точно передать ту традицию, что некогда была хорошо известна всем западно, северно и центральноевропейским народам и потому возможно она отчасти кажется столь чужеродной для времен классического периода. В ней другая философия, другие ценности, совершенно чуждые эллинам времен скажем Аристотеля. Осколки этой философии еще несли в себе отчасти Пифагор, Платон и Сократ, – которым эллины классического периода обязаны учением о реинкарнации и бессмертной душе,  о мире идей и вещей,  и способе познания через  правильно поставленные вопросы, не говоря уже об упоминаниях про Атлантиду, что мы находим в диалогах Платона. Но при всем при том, что Гомер верно передал большинство концепций старого доэллинского времени, пришедшие исключительно с севера от протокельтских племен  и их жрецов друидов он был человеком своего времени и потому в его произведениях есть свои небольшие анахронизмы.

 

Так он весьма смутно представлял бой на колесницах, считая их скорее средством передвижения, а не боевой единицей, используемой непосредственно на поле боя. Это объяснялось тем, что эллины времен поздней архаики и классического периода редко пользовались колесницами в то время как арии-протокельты, жившие в северной, западной и центральной Европе использовали их весьма широко. Вместе с этим он более чем точно отразил характер и культурные обычаи данайцев и их союзников. Всех великих героев за исключением лишь немногих в Илиаде, как известно, сжигают на ритуальном погребальном костре, а не предают земле, что весьма точно отражает обычаи как протокельтов так и прочих северных народов, дошедшие через много тысячелетий аж до времен викингов. В то же самое время именно греки классического периода считали что тело должно быть предано обязательно земле, так как в противном случае душа умершего не найдет покоя. Гомер живший во времена когда кремация уже давно не была распространена также не мог не удержаться от того чтобы отчасти перенести этот обычай и в Илиаду. К тому же взгляды эллинов классического периода и ариев протокельтов как троянцев, так и ахейцев с континента при всей их разности взглядов объединяло одно; у них не было веры в то, что душа после смерти отправляется в мрачный Гадес, где в виде бесплотного духа влачит свое жалкое существование. То, что у Гомера встречаются упоминания о Гадесе также, несомненно, является приметой времени, в котором жил сам Гомер и несомненно он владея некоей изначальной верной традицией мог экстраполировать свои собственные взгляды на персонажей его произведения.

 

Мир же загробный для ариев северной, центральной и западной Европы представлял из себя место где души павших воинов день ото дня торжествуют и наслаждаются как в мифах скандинавов о Вальгалле. Это мир наслаждений и удовольствий заслуженный героями за совершенные подвиги, а не темное затхлое место, где души влачат жалкое существование. Эллины классического периода не были знакомы и с идеей о реинкарнации и когда Пифагор и Платон, несомненно, посвященные друидическими жреческими орденами в тайны тонкого мира пытались приобщить их к этой идее они воспротивились ей как чуждой упорно продолжая верить в существование безрадостного Гадеса сходного с концепцией библейского Шеола. Без сомнения культурным субстратом для Гомера стала традиция, в которой высокие, статные, длинноволосые, русокудрые и голубоглазые герои со светлой кожей с обеих сторон встретились когда то в одном месте чтобы как принято говорить выяснить отношения в ожесточенной войне за сферы влияния. Это описание естественно никак не вяжется с представлениями об эллинах классического периода, но определенно рисует весьма точную картину скорее воинственных викингов на их равнобоких судах, отправившихся через мглисто туманное море на покорение чужих берегов. Думаю теперь то нам становится однозначно понятно, кто были участники этого ожесточенного конфликта.

 

Если сопоставить все рассмотренные выше факты, то становится ясно, что последний момент Троянской драмы ставит нам должно быть самый главный вопрос - за что именно сражались две стороны? Что могло стоять за известным эпизодом с троянским конем? Как вышло так, что столь неприступный город был все же взят и именно обманом? Мне бы хотелось привести и далее свои собственные соображения чуть ниже основываясь на тех небольших кусочках информации что мне давал Габриэль, но ввиду их краткости я решил не вставлять их в данную беседу, но основываясь на них изложить свои собственные аргументы по некоторым вопросам, связанным с Троянской войной. Выходила примерно следующая картина. Уилкенс утверждает, что эта битва шла однозначно за олово, так как к этому моменту все рудники в Европе на землях где проживали данайцы и их союзники были истощены, а отсутствие столь важного металла могло привести всю западно и центральноевропейскую цивилизацию к неизбежному краху и вернуть в каменный век. Ситуация обострялась по его утверждению еще и тем, что европейцам с континента нечего было отдавать взамен за ценный металл и потому неизбежным решением была агрессия с целью овладения землями с ценным металлом в ее недрах. Все это как мы помним, происходило на закате бронзового века и то бронзовое оружие, которое буквально тысячами находят на месте нынешнего Кембриджа представляло из себя сплав на 90 процентов из меди и на 10 из олова. Уилкенс также утверждает, что олово в то время можно было найти лишь в Бретани и Корнуолле. Запасы олова в Бретани были истощены, по мнению Уилкенса к 1200 году до н. э. и потому единственной альтернативой было получить доступ именно к корнуоллскому олову.

 

Что же можно в чем-то отчасти и согласиться с данной теорией, так как она применительно даже к нынешним реалиям более чем правдоподобна, но попутно встает несколько вопросов, а именно в основном связанных с датировкой войны и возможными побочными причинами кроме получения доступа к олову. То, что причиной к началу  войны послужило похищение прекрасной Елены, несомненно, является поздней беллетризацией исходной традиции, так как мегасражение с тысячами павших воинов как результат в 10 летнем конфликте из за похищения женщины даже для тех времен просто безумие. Потом стоит помнить, что в победе той или иной стороны подчас были заинтересованы даже больше людей сами боги олимпийцы, что ставило конфликт на абсолютно новый уровень. Естественным решением этой ситуации могло бы послужить предположение, что в распоряжении у троянцев имелся некий артефакт или тотемный предмет, дававший им большую власть над всеми прибрежными территориями западной Европы. В таком случае речь могла идти лишь о переделе сфер влияния в регионе. Осмелюсь предположить, что этим самым артефактом, по крайней мере, частично мог быть предмет упомянутый Габриэлем в беседе о происхождении ариев известный в истории под множеством имен таких как Меркаба - Ковчег Завета - камень Алатырь или Чинтамани. И находился он в руках у одной из потомственных династий относящихся к кровной линии служителей общего блага известных как Династия Святого Грааля. Поэтому опять же на мой взгляд здесь речь шла даже не только и не столько об артефакте сколько и о той кровной царской линии что обладала данным артефактом и могла по праву крови и рождения им управлять.

 

Не исключено что как и много сотен лет спустя это было с Британской империей, Троя и вся Троада в целом находясь в столь выгодном географическом положении, была своего рода владычицей морей и обладала немалой властью. Если верить легенде, ее стены возводили сами боги Аполлон и Посейдон и этим объяснялась отчасти их неприступность. Если учесть же что Троада была действительно самым могущественным игроком в те времена во всей Европе и владычицей морей под покровительством богов с философией очень близкой к той что была у  светлых атлантов то вероятность данной гипотезы весьма высока. То есть мы имеем особую царскую кровную линию стоявшую во главе могущественного государства под покровительством богов позитивной ориентации в распоряжении у которой имелся весьма могущественный артефакт управлять которым могли лишь члены этой кровной линии или более расширенной его версии что,разумеется, делало их непререкаемыми гегемонами в данном регионе. В свете данной гипотезы все последующие поздние легенды о поисках Святого Грааля и его Британском следе в привязку к Королю Артуру обретают совсем иное звучание. Не правда ли?

 

Если же принять версию Уилкенса об истощении оловянных рудников Бретани к 1200 году до н. э.  а дату Троянской войны отнести к 1770-1750 гг до н. э., как я доказывал выше, то причина войны связанная с получением доступа к олову покажется не совсем логичной – так как впереди было еще несколько веков до истощения оловянных запасов. В то же время, если Троя в действительности была тем местом, что потенциально перекрывало кислород Арголиде и ее союзникам в Северной и Центральной Европе и к тому же в ее стенах находилось, возможно, нечто гарантировавшее ей сохранение этой власти и дававшее всякому обладателю этого могущественного артефакта безграничное могущество, у Агамемнона были все причины собрать своих союзников и устроить своего рода крестовый поход за богатствами троянцев. По крайней мере, в наше время у нас имеется более чем один красноречивый пример подобной внешней политики проводимой одним небезызвестным безмерно циничным государством.

 

Теперь бы мне немного хотелось бы поговорить о том, что скрывалось за преданием о троянском коне и как этот способ получения победы оказался своего рода погибельным для самих данайцев. Чтобы понять какое символическое значение имело взятие Трои с помощью Троянского коня необходимо взглянуть на саму динамику ведения войны длившейся в течение 10 лет. Самым удивительным фактом должно быть то, что ахейцам за 10 лет войны, унесшей тысячи жизней не удалось подступиться к Трое даже на шаг или взять ее военной силой даже при помощи своих богов, которые во многих битвах сражались с ними самостоятельно против богов троянцев. Это должно говорить о том высоком уровне боевой закалки, которой обладали троянцы и о том, насколько качественно и на совесть были построены стены Трои - Священного Илиона. И тогда после множества потерь с обеих сторон ахейцы решают пойти на хитрость, нарушив кодекс чести воинов, существовавший в то время и утверждавший, что достичь своей цели в бою считалось почетным лишь в случае близкого боя с применением военной доблести и силы. А потому взятие неприступного Священного Илиона подлостью и хитростью говорило очень многое об ахейцах и их богах покровителях.

 

Об этом деревянном коне упомянуто дважды в Одиссее в песне четвертой и восьмой в двух ситуациях: во время беседы Телемаха с Менелаем и Еленой, а также во время пиршественного ужина во дворце феаков когда Алкиной принимал у себя Одиссея после множества его злоключений. Об этом коне пел рапсод Демодок при дворе царя феаков Алкиноя. То есть здесь, как мы видим у нас имеется два источника говорящие о данном происшествии в конце войны. В обоих случаях говорится о том, что деревянного коня удалось смастерить при помощи и по прямому наущению самой Афины Паллады покровительницы хитроумного Одиссея. В нем засело множество данайцев, ожидая времени, когда конь будет внесен в центр города и они смогут выйти и впустить в город остальных. Как же удалось ахейцам, выйдя из коня повергнуть Трою в прах? У Уилкенса есть довольно занимательная версия о том, что в коне находились не живые воины, но мертвые солдаты, пострадавшие от мора и чумы, что бушевала в лагере данайцев и тем самым внеся коня с мертвыми телами, троянцы были бы заражены изнутри и сдались бы рано или поздно на милость агрессорам или все бы умерли от инфекции в стенах Илиона. Он приводит следующий аргумент: во время ужина у Алкиноя Одиссей слыша песнь Демодока о взятии Трои проливает горькие слезы, и по версии Уилкенса от того, что совершил тягчайшее военное преступление через подлость, а не военную доблесть. Лично мне такая точка зрения кажется малость натянутой хотя бы потому что упоминаний об этом, пусть хотя бы косвенных нет нигде.

 

Гораздо любопытнее выглядят три следующих момента: троянцы должны были принести коня в жертву Афине в качестве вотивного дара и даже имели у себя священный палладий, в то время как сама Афина сражалась против них на стороне ахейцев и делала все возможное для уничтожения Трои; Елена жена Менелая из за которой и началась якобы вся эта бойня вместо того чтобы помочь своим соплеменникам данайцам, пришедшим якобы вернуть ее обратно при появлении коня делает все возможное чтобы провалить миссию с конем – так в четвертой песне Одиссеи Менелай упоминает, что Елена ходила вокруг коня и голосами жен данайцев говорила с ними дабы хитростью заставить их откликнуться и выйти наружу; и последнее – Троя изнутри как мы уже поняли в самом начале беседы представляла из себя некое подобие лабиринта, близнеца города Аркаима на Южном Урале и при этом была абсолютно неприступной не только снаружи, но и изнутри, что мы и видели на примере истории Аркаима, ни разу не взятого врагом. То есть любой оказывавшийся в самом ее центре противник должен был по идее быть обречен на неизбежное поражение в то время как в случае с Троянским конем мы видим нечто совершенно противоположное а именно то что данайцы сумели безо всяких сложностей нанести поражение обитателям этого города. Вот они три главные головоломки конца троянской войны.

 

Нам все же придется признать следующее: троянцы не располагали палладиумом и не поклонялись Афине, делавшей все возможное для уничтожения Трои и этот эпизод не более чем поздний домысел; также на мой взгляд поздней вставкой является и эпизод в котором Елена пыталась провалить миссию данайцев с конем когда тот оказался в центре Трои так как и это станет понятно чуть ниже никакого деревянного коня более чем вероятно не было и за этой довольно поздней историей стоит нечто гораздо более любопытное. Но об этом подробнее чуть ниже. И третье вытекающее самым логическим образом из второго и в полной мере объясняющее все мои догадки из второго пункта – в истории с Троянским конем при всей ее противоречивости и нелепости все же не хватает какого то очень важного эпизода объясняющего почему троянцы потерпели столь сокрушительное поражение в столь хорошо укрепленном городе. И вот именно в этой части всей изощренной троянской головоломки и появляется наш самый ключевой эпизод объясняющий каким образом сама Елена могла оказаться тем самым символическим троянским конем на которого поставили Афина и сами боги олимпийцы во главе с Зевсом.

 

И этот последний третий эпизод, связанный с Троянским конем учитывая всю его абсурдность и поздний характер можно рассматривать многогранно, – а именно могли бы полсотни солдат ахейцев, сидевшие внутри вполне реального деревянного коня, выйдя наружу в центре Трои – большого неприступного города со множеством улиц, построенных в виде лабиринта, как мы уже поняли, противостоять всем троянцам, что были внутри города? Даже при условии, что они каким то чудом смогли бы не запутавшись в городе, дойти до входа в него с обратной стороны и открыв врата Трои впустить внутрь всех данайцев ждавших снаружи? Лично мне это представляется весьма сомнительным. Представьте себе группу из полсотни от силы двух сотен людей, оказавшихся в деревянном коне посреди площади в городе с населением не менее 120 000 тысяч человек, из которых как минимум 50 000 – это воины столь отважные и доблестные, что сумели удерживать у своих стен врага в течении 10 лет. Много ли шансов у этой горстки смельчаков в коне пройти сквозь этот довольно большой город с его извилистыми и запутанными улочками незамеченными ко главным вратам и открыть их впустив своих приятелей внутрь? Мне кажется шансы эти равны нулю. Троянцы не были столь глупы, чтобы оставить улицы города или главные врата без охраны, которая могла бы своевременно предупредить о неприятеле, что находится изнутри. И потом, даже проникнув внутрь города ахейцы численно и в военном плане вряд ли смогли бы взять Трою так легко, так как троянцы в не меньшем количестве запросто могли бы дать отпор врагу своей военной мощью. Учтите при этом особое построение Трои изнутри, обрекавшее на гибель любого врага, проникавшего внутрь города.

 

Единственным ответом на эту головоломку столь же изощренную как сам Троянский лабиринт может быть лишь версия высказанная мной выше о некоей группе, так называемой пятой колонне что ждала данайцев изнутри Трои. Без помощи изнутри, на мой взгляд, от людей, знавших Трою с ее узкими улочками как свои пять пальцев все попытки ахейцев были бы либо обречены, либо малоуспешны. Уилкенс также настаивает на том, что взять Трою горсткой смельчаков было бы невозможно и потому предлагает свою теорию с биотеррором. Но далее он говорит об одном известном историческом прецеденте весьма схожим со взятием Трои и здесь он сам не подозревая очень близок к правде но все же почему то отвергает ее в пользу своей теории. Это историческое событие известно как взятие Бреды. В 1590 году горстка голландских солдат сумела взять город Бреду, выбив из города испанских оккупантов, но прежде проникнув туда в деревянной лодке. Но подобного рода трюк как соглашается сам Уилкенс был возможен только если внутри города у проникших в него было достаточно немалое количество союзников и город был относительно небольших размеров. Именно это мы и видим в отношении истории с Бредой.

 

У проникших в город были союзники и сам город был должно быть, судя по населению в десятки раз меньше Трои. В отношении же Трои возможен лишь тот вариант, при котором у ахейцев были союзники своего рода пятая колонна, ждавшая внутри города сигнала от своих союзников снаружи. Они могли бы ознакомить их с планом города наилучшими путями отступления в случае неудачи и расположением наиболее важных объектов внутри города. Единственно возможным человеком, который мог это сделать могла быть разумеется именно Елена, как я и предположил выше. Пока шла война у нее было достаточно времени чтобы ознакомиться со всеми архитектурными особенностями Трои как  города изнутри и самое главное получить беспрепятственный доступ к ее главной святыне а именно тому самому артефакту дававшему могущество всей Троаде (Меркаба – камень Алатырь - Чинтамани) ради которого собственно и был организован поход против Троады. И лишь когда по прошествии нескольких лет все было готово – доверие троянцев заслужено – война после многих лет безуспешной осады практически зашла в тупик и силы обеих групп на исходе и был сделан решающий ход при поддержке определенной группы взрощенной за эти годы внутри Трои при всесторонней поддержке олимпийцев.

 

А потому учитывая все вышесказанное можно смело предположить что весь эпизод с деревянным конем не более чем очередная поздняя беллетризация и что под прикрытием  этого объекта на самом деле скрывалась некая группа предателей или лазутчиков внутри Трои как я и предположил выше. Тем более что как мы видели весь эпизод связанный с Троянским конем автору Илиады знаком не был но появляется в виде полунамеков в Одиссее и представляет из себя более позднюю традицию. Что говорит о том что у этих произведений мог быть либо не один и тот же автор либо же весь эпизод был вставлен задним числом и гораздо позднее написания основной массы текста. А потому на этом я полагаю считать вопрос закрытым преждевременно поскольку за всей этой историей действительно скрывалась определенная группа людей и всем нам хорошо известный из древней истории женский персонаж который впоследствии вдохновил авторов поздних преданий о троянском коне на создание такого изысканного инструмента по взятию хорошо укрепленного города. Но подробнее мы об этом поговорим в следующей главе когда речь пойдет о том каким образом были впервые внедрены в массовое сознание первые монотеистические учения и самое главное кем.

 

Есть еще один небольшой эпизод, на который мне хотелось бы обратить ваше внимание. Хотя учитывая то, какое этому придает внимание сам Гомер этот момент играл, возможно, не самую последнюю роль. Я говорю о том насколько сильно были заинтересованы в падении Трои или ее выживании сами боги. И это совсем неудивительно, если действительно учесть, что группы богов-олимпийцев (носители преимущественно кельтской атлантоарийской гаплогруппы R1b) в этом конфликте, были кровно заинтересованы в сохранении своей власти на определенной территории. В таком случае битва богов за Трою была не просто рядовым конфликтом – это было не просто столкновение троянцев и данайцев – это был крупномасштабный конфликт за передел сфер влияния в регионе и возможное обладание неким весьма могущественным артефактом который я идентифицировал выше как предмет со множеством имен таких как Меркаба Алатырь или Чинтамани. И владела этим артефактом группа семей или кровных линий из так называемой династии Святого Грааля – служителей всеобщего блага. Часть агрессивно настроенных и склонных к доминированию богов олимпийцев имевших атлантоарийские корни с принадлежностью к гаплогруппе R1b во главе с Зевсом была кровно заинтересована в том, чтобы стереть Трою с лица земли и возможно лишить того таинственного артефакта что давал троянцам возможность безраздельно властвовать в своем регионе, в то время как сами боги покровители Трои (потомки истинных гиперборейцев носителей гаплогруппы R1a) были их главными противниками, распространявшими в регионе свою физическую власть и идеологию всеобщего равенства и ненасилия. По сути дела Троада была, на мой взгляд, последним оплотом светлых сил в докатаклизмической Европе, а возможно и во всем мире. И лишь с ее физическим устранением как мы увидим ниже стало возможным внедрение особой деструктивной парадигмы со стороны Братства, через одного своего хорошо известного нам по библейским писаниям ставленника речь о котором пойдет чуть ниже.

 

Троянцы же и им родственные по крови и по духу племена расселившись на довольно обширных территориях представляли для богов во главе с Зевсом наипервейшею угрозу их безраздельному владычеству во всем западно и центральноевропейском регионе. А потому столь тесное вовлечение богов во все военные действия и столь открытое их противоборство говорит о том, что ставки в этой войне были более чем высоки. Не исключено что Олимпийцы и некоторые из представителей Братства имевшие общие атлантоарийские корни и склонность к доминированию и агрессии вполне могли преследовать одну цель и были лично друг с другом знакомы. Любопытно, при этом что даже боги помогая ахейцам при всем своем военном могуществе не могли взять Трою силою или другими божественными методами как, к примеру, сверхоружием типа виман, описанных в Махабхарате и Рамаяне. Это говорит о том, что покровители Троянцев хорошо продумали оборону города и снабдили ее горожан знанием или технологией против натиска, который оказали данайцы. И здесь опять же вспомним Аркаим как побратим Трои с которым за пару веков его существования никто не рисковал связываться. Но, по всей видимости, боги олимпийцы покровители данайцев во главе с Зевсом поняли, что убрать столь сильного соперника как Троя не удастся просто силою и тогда они пошли на хитрость. Не исключено что им каким то божественным способом удалось проникнуть в Трою и собрать там пятую колонну, которая помогла бы данайцам находившимся снаружи.

 

Однако, по всей видимости, ахейцы сумевшие взять Трою при помощи богов после этого малость хватили лишку, чересчур усердно грабя Священный Илион и убивая жителей города направо и налево с особой жестокостью. Мало того есть немало оснований предполагать, что они, возгордившись отказались выполнить условия, которые им выдвинули их боги покровители не принеся положенные жертвы или переступив на каком то этапе кодекс воинской чести. Об этом можно смело утверждать, судя по тому, что после войны хорошо кончили лишь немногие из предводителей ахейских войск. Так сравнительно неплохо отделались Нестор и некоторые другие союзники Агамемнона, в то время как Аякс младший был покаран богами, Менелая с Еленой несколько лет мотало по морям и странам, Одиссея как одного из наиболее активных участников Троянской бойни 10 лет бросало во все перипетии судьбы по морям, островам и океанам пока боги через множество самых суровых испытаний не сумели выбить из него всю дурь и спесь и он, полностью раскаявшись не прибыл на родную Итаку, а самого Агамемнона при его прибытии в Микены убила собственноручно если верить уже Эсхилу его жена Клитемнестра.

 

Есть еще кое что из того, что мне хотелось бы здесь добавить в отношении темы Троянской войны – а именно о союзниках троянцев и данайцев, последствиях войны и еще пару деталей о самих богах-олимпийцах и той необычной географии, что существовала в бронзовом веке. Итак, если мы посмотрим на то, как отражен ход Троянской войны в различных постгомеровских сказаниях, то заметим, что основными союзниками троянцев были, как правило, те народы, что как то были связаны с ними общей религией, либо через родственные по крови и по духу узы. А именно в их число входят амазонки, эфиопы, фракийцы, киконы, мисийцы.

 

Что касается амазонок то здесь пожалуй нам легче всего определить почему они выступали на стороне троянцев: как мы помним боги-покровители троянцев были во всем схожи с ванами по той простой причине, что скорее всего были родственным им племенем жившим в устье Дона и в Северном Причерноморье и таким образом разделяли ареал своего проживания с племенами амазонок, которые как известно жили на той же территории и достигли немалого могущества. Возможно, что некоторые из богов даже были покровителями амазонских племен и тогда их вовлеченность становится абсолютно понятной. Предводительницей Амазонок была храбрая Пентисилея, которую поразил в бою Ахиллес. Амазонки потерпели поражение у стен Трои и тогда в стан к Троянцам подтянулись несметные войска эфиопов во главе с Мемноном, их бесстрашным предводителем. Казалось бы, что нужно эфиопам у стен Трои так далеко на севере в Восточной Англии? Однако должен вас удивить, сказав, что во времена Троянской войны под эфиопами как вы понимаете, имели в виду совсем другую группу людей, чем сейчас. Слово эфиоп означало блистательный или сияющий и более чем вероятно, что это было наиболее южное из всех гиперборейско арийских племен, так как жило оно на территории нынешней южной Франции и северной Италии у подножия Альп. К тому же Мемнон был родственником Приама и сыном розовоперстой и розовощекой богини Эос, для которой доспехи выковал сам Гефест. По стати и внешней привлекательности он ничем не уступал Ахиллесу, и их последняя схватка описана очень красочно в утерянной Эфиопиде. Ахиллес и ахейцы повергли эфиопов а Мемнон был убит самим Ахиллесом в отместку за то, что убил его лучшего друга Антилоха.

 

Другими союзниками троянцев были фракийцы, – чье расположение можно отождествить с Бретанью на основании множества косвенных аргументов. Во первых фракийцы также чтили культ Аполлона, а его жрец и посвященный Орфей долгое время жил во Фракии и был убит вакханками Диониса когда тот вторгся во Фракию и ему были ненавистны учения Орфея о бескровных жертвах и разглашение им различных таинств. После смерти Орфея его тело, разорванное на части было брошено в реку, а голова, которую, как гласит легенда, река Гебрус вынесла в море, прибыла на Лесбос и была там долгое время в качестве оракула. Если отождествить Лесбос с островом Уайт, то все сходится, так как остров действительно расположен напротив Бретани у южной оконечности Британии. Позже название это было перенесено на Балканы где было основано государство Фракия на месте нынешней южной Болгарии. Ну и еще одним союзником троянских войск были мисийцы, о которых известно меньше всего, но я склонен отождествлять их расположение как и киконов на территориях нынешних Голландии и южной Дании.

 

***

 

Есть еще один довольно внушительный аргумент в пользу того что все события позже ставшие историческим субстратом для произведений Гомера и классиков античности происходили не в Средиземноморье а в северо-западной и Центральной Европе. До недавнего времени говорить об этом однозначно было нельзя но в последние десять лет наука достаточно продвинулась чтобы дать практически исчерпывающие ответы на все вопросы которые стоят перед историками  генетиками и археологами в том или ином случае а поэтому все то о чем пойдет речь ниже практически не подлежит сомнению. А говорить мы будем вот  о чем. Итак место – север Германии – земля Мекленбург-Передняя Померания – край заливных лугов – мелких озер – тихих речушек и множества болот – практически идиллическая пастораль – а если точнее долина реки Толленсе или Толлензе кому как удобно. По сути дела тихая заводь и один из самых редко заселенных и глухих уголков Германии. Место которое менее всего могло бы натолкнуть на мысль о том какие страшные тайны хранят тихие речушки и болота в этом краю. Однако все началось с того что еще в середине 90-ых здесь был обнаружен фрагмент кости с намертво застрявшим в нем наконечником стрелы и все бы ничего если за этим в следующие пять лет не последовали остальные находки. Когда заинтересованные археологи приступили к работам в болотистой долине Толлензе они и не подозревали что сделают открытие которое по своей значимости вполне сможет в перспективе некогда раскопанные Шлиманом остатки неизвестного комплекса укреплений столь поспешно принятых им за Трою. Эта находка а также десятки экспертиз впоследствии проведенных историками и генетиками должны будут раз и навсегда стереть все наши прошлые стереотипы о том какой была Центральная и Северная Европа в первой половине второго тысячелетия в эпоху конца средней и  поздней бронзы то есть примерно тогда когда и происходили события позже запечатленные как Троянская война. Что же обнаружили в долине Толлензе что столь кардинально может повлиять на наши устоявшиеся  стереотипы и заблуждения? Во первых – рекордное количество костей и черепов на один квадратный метр во вторых – судя по количеству собранных к концу раскопок целых скелетов – не менее 125-130 а это по приблизительным оценкам была лишь как минимум десятая часть от того что еще возможно ждало археологов впереди – то что здесь произошло вовлекло в довольно яростные боевые действия с обеих сторон как минимум от трех до четырех тысяч воинов и в третьих после того как были проведены некоторые изотопные экспертизы помогающие выяснить чем питался тот или иной человек стало ясно что подавляющее большинство – пришлые воины.

 

На это намекали следы того что они питались просом и пшеницей не произраставших никогда в долине и некоторые элементы их украшений и оружия. Пришли они по скромным оценкам ученых как минимум за 400-900 км к юго-востоку отсюда. То есть с территорий юга Германии Чехии и центральной Польши, а туда, скорее всего с еще более южных и восточных регионов Европы. Это обстоятельство более всего шокировало исследователей так как все вкупе полученные свидетельства говорили о том что племена в то время были куда более организованы нежели считалось ранее. Один из причастных к находкам специалистов прямо высказался что ему на ум не приходит никакой другой аналогии глядя на столь пеструю географию мест из которых пришли воины кроме как той что описано у Гомера. Проще говоря это  не была какая то случайная местная мелкая перепалка двух князьков или рядовой набег одного из племен с целью пограбить другое. Все говорило о том что у  этой пестрой ватаги бойцов собранных буквально по всей восточной и южной Европе был один предводитель и они шли к Балтике совершенно целенаправленно вытесняя все встречавшиеся им на пути племена. О том что останки принадлежали не наспех сколоченной из нанятых то там то здесь по городам и весям простых крестьян армии и что битва при Толензе была для них отнюдь не первой в ходе их завоевательной кампании по пути их продвижения на северо-запад говорил самый главный аргумент запечатленный в их костях а именно множественные затянувшиеся рубцы на костной ткани наряду с другими более свежими по времени, то есть это были воины закаленные в боях и знавшие свое ратное дело очень хорошо.

 

Итак все говорило о том что когда-то на территории нынешней Померании на подступах к Балтике а если верить датировкам примерно в середине второго тысячелетия многочисленная очень пестрая армия профессионально обученных воинов собранных по всей восточной южной и центральной Европе вооруженная на тот момент по последнему слову копьями мечами и луками под предводительством некоего лица чье имя для нас не сохранила история решила пройдя на тот момент уже довольно внушительное расстояние и должно быть в качестве заключительного марш броска смести проживавшие там на тот момент племена и тем самым обеспечить себе выход к морю и в Скандинавию что, разумеется, давало им впоследствии неограниченные возможности во всех отношениях. Результаты множества экспертиз на местности показали что в то время долина была очень важным стратегическим местом так как здесь находился мост связывавший по всей видимости север нынешней Германии со Скандинавией так как местность как и сейчас была довольно болотистой и без такой переправы было просто не обойтись. Чтобы выйти к Балтике и далее соответственно необходимо было подвинуть местные племена. Как вы должно быть понимаете из всего того что мы обсуждали в предыдущих главах эта модель очень четко вписывается в схему согласно которой на этих территориях проживали племена с гаплотипом R1a родственные троянцам и их союзникам впрочем как и севернее и к юго западу и востоку  и они не собирались отдавать свои земли без боя.  И вот в долине сошлись тысячи воинов с обеих сторон в одной из самых жестких сеч засвидетельствованных доселе археологами в Европе с датами в привязку к бронзовому веку. Чтобы понять масштаб этого побоища как говорит один из специалистов нам просто нужно принять в рассчет  плотность населения в то время – не более нескольких семей на один квадратный километр. Здесь же речь шла о десятках найденных полных скелетах на участке едва пару десятков квадратных метров. Вполне возможно что оно могло бы запросто сравниться с так называемой Битвой Народов на Каталаунских полях когда Аттиле был дан очень суровый отпор со стороны опять же союза из различных европейских племен.  Исходом же битвы в долине Толлензе был полный разгром местных племен и дальнейшее продвижение чужаков что также хорошо вписывается в модель согласно которой именно в это время происходило тотальное уничтожение пришлыми племенами с гаплотипом R1b как самих представителей троянской гиперборейской цивилизации так и их союзников. Пришлые хорошо поживились драгоценностями и оружием павших так как не было найдено к примеру ни одного меча но в обилии стрелы и копья а также дубины и молоты.

 

В заключение надо сказать что эта территория была и в последующие столетия одной из главных арен на которой сталкивались славяне и германские племена. Во времена более близкие к нашей эре здесь к примеру опять жили славянские западные племена в том числе созвучные с названием реки доленчане и далее это было место обитания славян поморов в честь которых область стала называться Померанией. На протяжении всего первого тысячелетия в разное время здесь и чуть южнее жили племена бодричей лютичей лужичан и руян. Последние были связаны с известным местом святыней на острове Руян – ныне Рюген – Арконой где стоял идол главного божества поморян Святовита. И опять как и в давние времена эти места – а надо сказать в то время почти две трети нынешней Германии было заселено славянскими племенами стали ареной противостояния наступавшим отовсюду пришлым племенам которые в течение пары столетий полностью изгладили всю память о некогда населявших эту землю людях и их культуре как это было пару тысяч лет назад. Но все же если хорошо приглядеться ко многим названиям местных населенных пунктов можно разглядеть все еще четко различимые славянские корни. Также чуть ли не единственным осколком славянского прошлого является анклав лужичан или лужицких сербов чуть южнее долины Толлензе. Последним же эпизодом столкновения славян и германских представителей на этой территории разумеется был момент взятия этих земель под свой контроль советской армией во время Второй мировой. После всего сказанного думаю что даже у самых отъявленных скептиков должны отпасть все сомнения касательно того где же именно происходили масштабные бои троянцев и их союзников с так называемыми данайцами или союзными ахейскими племенами. И разумеется  именно отсюда так эта столь хорошо известная традиция о многочисленных побоищах по всей северо-западной и центральной Европе по масштабности не уступавших сражениям нашего времени в том числе и во время обеих мировых войн когда была сметена с лица Европы бронзового века цивилизация троянцев гиперборейцев пройдя множество фильтров сквозь века дошла фрагментарно  до Гомера как потомка беженцев и участников этих войн и была запечатлены им в его бессмертных произведениях так как мы это видим именно сейчас.

 

Вообщем, я надеюсь, что данные аргументы оказались более или менее убедительны. И теперь, когда мы завершили эту должно быть самую детальную и длительную главу мне бы хотелось перейти к еще более интересным темам, а именно истинной истории возникновения многих нынешних религиозных институтов, истории написании библейских книг и той настоящей догмы, что стояла за ней при ее возникновении. Но обо всем этом будет наша следующая и уже привычная читателю обычная беседа с Габриэлем вместо моих отдельных размышлений предпринятых самостоятельно в рамках общего анализа одной темы. А пока что мне хотелось бы поблагодарить вас за ваше терпение и внимание.