Глава 16

 

 

 

Когда мы более или менее смогли прийти к выводу о том, кем были противоборствующие стороны мне в следующей беседе с Габриэлем хотелось затронуть еще одну довольно интересную тему, раскрытие которой не должно уже было оставить никаких вопросов и собственно относительно того каковы были причины столь открытой агрессии против Троады. То, что мотивом было похищение Елены жены Менелая – мне верилось с трудом, учитывая все те факты, что мы обсудили выше, идентифицируя две стороны этого конфликта и тех, кто за ними мог стоять. И потому в данной беседе речь должна была пойти об именах собственных и тех топографических загадках, что вставали перед любым критично мыслящим читателем этих античных эпосов. Именно в них и крылась истинная разгадка как причины этого мега-конфликта древности так и того почему противоборствующие стороны и их боги - покровители вели себя именно так как описано в обоих эпосах. Вот как действительно обстояло дело.

 

С самого начала необходимо сказать, что самым невероятным фактом здесь являлось то, что большинство имен собственных относительно географических названий упомянутых у Гомера абсолютно не совпадает с той топонимической реальностью Средиземноморья, что мы видим сейчас. Проще говоря, если вы прочтете, к примеру, хотя бы одно из двух произведений критичным взглядом, то поймете насколько абсурдно звучит большинство утверждений сделанных в этом произведении касательно расположения тех или иных городов или островов. Об этом уже говорили всего около двухсот лет после времени написания обоих произведений, так как даже для тогдашних жителей Эллады при их уровне знаний об окружающем мире было ясно, что совершить подобное путешествие в пределах Средиземноморья просто не представляется реальным. Все говорило о том, что Гомер для поздней эллинистической культуры классического периода с ее философией был явлением в некоторой степени анахронистически чужеродным, несмотря на то, что именно на нем и на Гесиоде как на двух столпах держится вся классическая античность с ее мифами и представлениями о богах и героях. И вот, что самое невероятное: после всего прочитанного любой критично мыслящий читатель мог бы со всей смелостью заявить, что большинство событий, о которых эллины узнали через рапсодов архаики никогда не происходило ни в Греции, ни в Малой Азии, ни на Балканах вообще.

 

По крайней мере, такой вывод напрашивался бы прямо из самих первоисточников, а именно из текстов обоих эпосов. Но для того чтобы понять как могло произойти столь колоссальное по своим последствиям на весь западный мир событие мы должны разобраться в том как именно были переданы сказания о войне и в общем то о природе самих богов через Гомера и Гесиода и в какой момент произошло так, что большинство событий произошедших в умеренных и северных широтах до некоего глобального мини-катаклизма было позже перенесено на места, привычные нынешним исследователям античной культуры. Чтобы это понять, нам придется вновь погрузиться ненадолго в географию Европы бронзового века в том виде как она дошла до Гомера в своем еще первозданном виде. В самом деле, лишь это может объяснить все те недоразумения в его текстах,  что ставили в тупик многих читателей последние как минимум 2000 лет. Здесь бы мне вновь хотелось привести несколько аргументов из исследования вышеупомянутого Имана Уилкенса посвятившего не один десяток лет разгадке тайны Троянской войны – чередуя их моими авторскими комментариями и собственными рассуждениями.

 

Итак, как мы уже поняли из вышеприведенного материала, полученного в ходе предыдущей беседы Троада или проще Страна Городов в Восточной Англии, среди которых Троя была главным городом всего конгломерата являлась заветным пунктом назначения для данайцев-ахейцев и множества их союзников из бесконечного гомеровского списка указанного им в Илиаде. Мы также поняли, что за ними в действительности стояли протокельтские и протогермано-скандинавские племена со значительным притоком в их рядах некоторых скифских племен, дошедших до Восточной и Центральной Европы. Теперь же нам нужно определить, где именно и когда приблизительно все они приняли решение идти походом на Троаду и что именно могло за этим стоять. Уилкенс в своем исследовании говорит о том, что для того чтобы понять логику действий главных героев Гомера в обеих поэмах необходимо понять где именно находились страны города и острова с  привычными для нас географическими названиями Египет, Сирия, Лесбос, Итака, Крит, Аргос, Фтия, Спарта,  Микены, Авлида, столь часто упоминаемые в Илиаде и Одиссее. Он приводит несколько аргументов касательно того, где именно могли располагаться данные хорошо известные нам географические населенные пункты.

 

Так он обращает внимание на то, что плавание, о котором упоминает Агамемнон совершенное им из Аргоса на Итаку заняло у него около месяца, в то время как в реальности даже при отсутствии современных средств передвижения на это нужно не более суток. А в другом эпизоде по окончании Троянской войны Менелай узнав об убийстве своего брата Агамемнона Клитемнестрой его супругой совершая путешествие из Трои в Спарту, делает остановку в Египте, чтобы воздвигнуть там монумент в память о нем. Естественно, что такая логика в нынешних условиях расположения населенных пунктов в Средиземноморья не имеет никакого смысла, если конечно под этими названиями не скрыты совсем другие географические пункты, чем известны нам сейчас. Далее он приводит еще ряд довольно интересных аргументов. В сцене, где Агамемнону приходится сделать нелегкий выбор и принести в жертву свою дочь Ифигению отчетливо видно, что данайцы-ахейцы боялись выходить в открытое море, так как оно было полно неожиданностей и всяческих опасностей - в лице особо разрушительных штормовых ветров, а также отсутствия ветров попутных, что могло запросто привести к тому, что столь внушительный флот мог бы и вовсе не достичь желанного пункта назначения. Уилкенс утверждает, что такое не могло в принципе произойти в Эгейском море со множеством мелких островков, отделяющих нынешнюю Грецию от Турции так как во первых шторма в этих широтах событие не столь частое и разрушительное, и во вторых вся сцена с принесением Ифигении в жертву не имела бы никакого смысла если б данайцам пришлось пересечь действительно Эгейское море, в котором заблудиться и не поймать попутный ветер просто невозможно ну или, по крайней мере, очень маловероятно хотя бы потому что обилие мелких островов не дает всякому путешественнику надолго почувствовать себя в действительно открытом море на милости у водной стихии.

 

В то же самое время у Гомера упомянуто еще одно довольно интересное место, а именно остров Сирия, что как утверждается, находится в шести днях плавания к северу от Ортигии. Cтоль долгий путь в пределах Средиземноморья вообще не представляется возможным, утверждает Уилкенс, так как это противоречит всей географии данного региона, ибо море можно было пересечь с края на край менее чем за шесть дней даже при тогда имевшихся технических возможностях, не говоря уже о том, что по описанию остров, носящий имя современной страны вообще никак не идентифицируется в бассейне Средиземноморья. Одним словом все эти недоразумения наводят на мысль что странствия Одиссея после окончания войны и вообще вся история Троянского конфликта имели место как мы уже отчасти смогли доказать не там где как предполагает традиционная история это могло иметь место. А значит приходит к выводу автор перечисленные географические пункты в Илиаде и Одиссее можно отождествить с определенными местами в Западной и Северной Европе. Агамемнон назван у Гомера правителем весьма обширных земель, что вряд ли бы было верно владей он всего лишь одним крошечным регионом на юге Пелопоннеса, а потому истинными владениями этого царя были области от юго-западной Франции до бассейна Рейна рядом с современным Кельном в Германии. Столицей его царства действительно были Микены – город, позже переименованный после победы в Троянской войне в Труа (Troyes) находящийся к юго-востоку от Парижа также на берегах Сены. А вся область его царства, как известно, называлась Аргосом – собственно потому что Гомер иногда называет противников троянцев еще и аргивянами. Если верить Илиаде, то к флоту Агамемнона присоединилось еще 28 флотилий его союзников, чьи земли Уилкенс также без труда находит от Пиренейского полуострова до Скандинавии. Так, Итаку, на которой царствовал Одиссей, он отождествляет именно с островом Кадис, что на юго-западе Испании, где острова являются ныне уже частью континента из за некоторых природных особенностей своего расположения, хотя в более раннее время Кадис был именно островом.

 

Далее, как сказано у Гомера одним из соседей Одиссея был Нестор царь Пилоса, который ныне якобы представлен городом Пиласом в Испании – а сам царь Нестор был, между прочим, известен как всадник из Герении по названию города, который и ныне сохранил имя Герена в этом же регионе но севернее от Кадиса и чуть северо-западнее нынешней Севильи. На юго-восток от Севильи находится ныне город Морон дела Фронтера, который в былые времена если верить Уилкенсу был немного немало царством Менелая - Спартой, расположенной у подножья горы Эспартерос. А если пойти еще чуть далее на юг мы попадем в город Медина Сидония, что означает с арабского ‘’город Сидон’’ и отождествляется с Сидоном, упомянутым также у Гомера в Одиссее, когда в беседе с Афиной по прибытии на Итаку после долгого странствования Одиссей утверждает, что плыл на свою родину на корабле, шедшем через Сидон из Крита что как мы помним в условиях Средиземноморья звучит, как минимум парадоксально, так как Итака в традиционном рассмотрении тогда находилась бы в обратной стороне. Если же перенестись с Пиренейского полуострова обратно в Западную Европу, то самый известный герой Илиады Ахиллес окажется правителем опять же согласно Уилкенсу плодородной дельты рек Рейна Мозеля и Шельде на территории нынешней Голландии.

 

Далее Уилкенс переходит к описанию возможных союзников троянцев и утверждает, что большинство участников из 17 флотилий на стороне Трои жили на Британских островах в частности на севере Шотландии и в Уэльсе и двое были из Финистерра, что находится на крайней западной оконечности нынешней Франции. Также автор говорит о местах, что позже стали известны как Фивы, Лесбос и Крит. То, что было известно как Фивы в действительности, по его мнению, город Дьеп (Dieppe) на северо-западе Франции в департаменте Верхняя Нормандия и получил он такое название, оттого что Thebes (Фивы) позже переосмыслилось в новой фонетической огласовке как Dieppe (Дьеп) за счет смены начального звука на более твердый, а срединного на более губно-взрывной. Лесбосом, по его мнению, был остров Уайт на юге Британии, что доказывается тем, что  главной рекой на данном острове является река Медина созвучная с Метимма, что упомянута у Гомера, а узкий пролив между ним и Британией зовется Солент при том, что на древнегреческом solen означает пролив или канал.

 

Но возможно самую невероятную версию смены имени мы видим  на примере топонима Крит. Казалось под ним всегда имелся в виду остров в Средиземноморском бассейне и тут не должно быть никаких исключений, однако аргументы, которые приводит Уилкенс основываясь на описаниях Крита у Гомера в Одиссее ставят все с ног на голову. Главным фактом является то обстоятельство, что в тот период своего расцвета, о котором мы уже однажды говорили в одной из своих бесед остров, именуемый ныне Критом носил совсем другое имя, о котором нам почти ничего неизвестно, но одним из возможных его названий могло быть Кафтор. В то же время у Гомера в Одиссее описано нечто совсем не вписывающееся в рамки того, что мы всегда считали хоть как то связанным с Критом. Так в приведенном Уилкенсом отрывке из Одиссеи говорится, что есть некая земля посреди моря цвета темного вина, добрая и весьма плодородная, в которой имеются 90 крупных городов и все жители ее говорят на разных языках. От нее до Египта при попутном ветре пять дней пути утверждается в тексте, что примерно соответствует не менее 760 милям. Но если посмотреть опять же на карту Средиземноморья, то мы увидим, что от Крита до нынешнего Египта максимум 350 миль что вдвое меньше и явно не подпадает под описание данное Одиссеем.

 

Эту проблему Уилкенсу помогает решить следующая цитата из Одиссеи, в которой говорится, что на Крите весьма суровый климат и имеются покрытые вечным снегом горы, а далее устами Одиссея указывается и на то, что находясь на Крите ему надоело носить все время плотную одежду в связи с довольно суровым климатом. Однако если мы примерим данное описание к Северной Европе, говорит Уилкенс, то единственным подходящим местом будет именно Скандинавия, а если точнее юг Швеции и Дания. Почва в этом регионе достаточно плодородна, да и сама территория позволяет поместиться на всей обжитой части Скандинавии Бронзового века не менее 90 населенным пунктам. Но самое интересное заключается в том, что на крайнем севере Дании и поныне существует регион созвучный с городом, что был как считают столицей Крита минойской эпохи – Кноссом. Этот регион, утверждает автор, находится на самой макушке Ютландии и немного немало звучит как Кносен. К тому же данный регион во времена после окончания Троянской войны был во владении одного из союзников царя Аргоса и там жили германо-скандинавские, а позже и отчасти некоторые кельтские племена, а значит, Одиссей не был на враждебной территории так как и сам был одним из союзников Агамемнона.

 

Примерно вот так звучат основные топонимические догадки Имана Уилкенса в его работе о Троянской войне и нужно сказать, что довольно большое количество фактов действительно совпадает с реальным положением вещей, но при этом у него есть и некоторые неточности и недосказанности о которых я хотел бы сказать чуть ниже. А пока что мне хотелось бы продолжить изложение нашей беседы с Габриэлем и представить его собственную точку зрения насчет тех соображений, что приводит Уилкенс. Поделившись с ним вышеприведенными аргументами из книги этого автора я первым делом задал ему вопрос касательно того что он думает на сей счет и насколько верны сделанные Уилкенсом предположения и приведенные им аргументы. Вот каким был ответ Габриэля.

 

Габриэль: Мне бы хотелось для начала сказать, что работа Уилкенса действительно является революционной во многих смыслах и хоть она не лишена пары голословных предположений и недочетов, стоит сказать, что почти на две трети она является той действительной истиной, что имела место в нашем с вами давнем прошлом. Ты привел его аргументы и это вполне логично и разумно, так как для того чтобы ты  и потенциальные читатели могли мне в дальнейшем поверить и не посчитали мои собственные измышления голословными эта работа является действительно одной из тех немногих, что в нынешней извращенной донельзя исторической науке должна вдохновить любого на критичный подход к нашей истории и поиску правды. А потому приведенные выше тобой факты касательно того что думал этот автор по поводу того или иного места упомянутого классиками античности должны лишь подтвердить все, что я собираюсь сказать чуть ниже. Что же до моих комментариев то они примерно следующие. Одним из недочетов этого исследования является тот факт, что автор омолодил большинство событий и мест с ними связанных. Можно сказать что, перенеся события в нужные места, он пошел на поводу у традиционной хронологии. Это в свою очередь стало причиной того, что названные им места хоть и отождествлены верно с большинством географических мест все же не были таковыми именно в то время в какое он предполагает, могло произойти столкновение троянцев с данайцами. Он полагает, что события Троянской войны и соответственно последующей Одиссеи имели место не ранее 1200 г до н. э. и тем самым идет на поводу традиционных дат.

 

Я же должен сказать, что в действительности согласно моим источникам и множеству других аргументов, которые я приведу еще ниже эти события произошли не ранее периода между 1780 и 1750 гг. до н. э. за некоторое время до мини катастрофы, что произошла через столетие после этого и привела к коллапсу бронзового века, уничтожению 90 процентов империй Средиземноморья и пришествию к власти в умах людей пусть даже изначально не столь быстро иной парадигмы после того как последний очаг инакомыслия в лице Троады был искоренен. Но чтобы понять мою точку зрения наберитесь немного терпения и в следующей беседе вам все станет предельно ясно. Пока же должен сказать, что гибель Трои была лишь частью одной большой головоломки по изменению мировоззрения большинства людей в Северном полушарии и переписыванию реальной истории человечества, что имела место до этого времени в угоду той парадигме, что пришла некоторое время спустя после серии случившихся катастроф. Одним словом все произошедшее в Троаде между двумя противоборствующими группами имело место куда раньше, чем предполагает Уилкенс и отнюдь не было простым столкновением двух групп людей на случайной территории. В целом же приводимые им аргументы более чем правдивы в том смысле, что весьма верно отражают события и географические реалии Европы бронзового века.

 

***

 

Теперь же прежде чем продолжить нашу беседу мне хотелось бы привести еще пару собственных авторских аргументов, которые без сомнения позволят также взглянуть на историю совсем иначе чем возможно считалось до этого. Одним из довольно любопытных фактов является, к примеру, то, что горы Олимп и Ида столь часто упоминаемые в эпосах совсем неоднозначно были именно теми Олимпом и Идой, о которых мы знаем сегодня. Габриэль уже как-то упоминал об этом буквально в одной из недавних бесед но вот мои собственные аргументы на сей счет. Названия были перенесены в Грецию и в Малую Азию уже в позднюю послевоенную эпоху или даже еще чуть позже так, что писатели периода архаики, пришедшей сразу после Темных веков, могли запросто перенести эти названия опять же из Европы в Грецию и Малую Азию. Олимп был тем местом, где как утверждалось в поздних мифах собирались боги, причем как с одной, так и с другой стороны. Ида же была горой, которая как считалось, находилась либо рядом с Троей, либо в непосредственной близости от нее. Если идентифицировать местоположение данайцев и их союзников в Центральной и Западной Европе, то получится что наилучшим местом для Олимпа не столько как самой горы, но как обители богов является регион на границе Франции со Швейцарией простирающийся от северных окраин провинции Верхняя Савойя еще далее на север до Женевы и оттуда вдоль Женевского озера по обеим сторонам франко швейцарской границы задевая север той же Верхней Савойи и кантона Во и далее строго на юго восток вплоть до центральной части кантона Вале. Скорее всего уже потом более северное название запросто могло быть перенесено в Грецию в область Фессалии. Центральноевропейский же Олимп был и ближе к месту действий и к нему более подходят такие эпитеты Гомера как многовершинный и многоснежный, так как многие альпийские вершины здесь действительно даже летом всегда покрыты снегом и их множество. Да и в среднем любая из вершин выше греческого Олимпа как минимум на метров 500-600, а то и более.

 

Также следует отметить и такой немаловажный факт что под Олимпом определенно имелась в виду ни какая то отдельно взятая горная вершина как я уже отметил выше но скорее довольно пространная территория включающая в себя несколько горных массивов со множеством вершин покрытых вечными снегами занимающих определенную территорию практически в самом сердце Европы. И именно здесь обитали боги и вершили свой суд над людьми. Впрочем памятуя о том какую роль играла эта территория на западе и юге Швейцарии в основных конфликтах за последние шестьсот лет (а была она строго нейтральной что уже наталкивает на определенные размышления) в финансовом социальном и политическом отношении можно со всей уверенностью заявить что видимо и поныне некие ‘’боги’’ все еще закулисно управляют судьбами миллионов европейцев да и всех остальных людей – склоняя к войне или соглашаясь на мир. Крупнейшие банки многочисленные встречи и экономические форумы политические и дипломатические акты соглашения  и конвенции меняющие ход истории ежегодные слеты всяческих тайных братств и сообществ а также множество самых разных международных организаций и научно исследовательских центров как к примеру ЦЕРН с его довольно туманной историей и целями и вправду делают этот регион своего рода ключевым для всего мира практически во всех отношениях где судьбы людские все еще вершат современные небожители. Что же до названия как топонима обозначающего обитель богов то оно более чем вероятно было перенесено на данный пик что в Фессалии уже после окончательного переселения богов на территорию Древней Греции сразу по окончании Троянской войны.

 

Также на мой взгляд большой интерес представляют такие довольно неоднозначные места на карте древнего мира, что Гомером обозначались вполне привычными для знатока античности названиями как Египет, Фракия, Огигия, Схерия, Фарос, Ээйя,  но, тем не менее, явно не соответствовали географии Средиземноморья, судя по тем временным рамкам, что были указаны у Гомера как периоды за которые можно достигнуть того или иного острова или населенного пункта. Должно быть самым любопытным окажется тот факт, что страна, упоминаемая у Гомера в обоих произведениях как Египет на самом деле не является тем Египтом, который мы привыкли себе представлять. Более того традиция отождествлять топоним Египет не со страной в Дельте Нила дошел до времен классики и встречается даже в произведениях этого периода. Если вы помните в произведениях Гомера этот топоним встречается в контекстах абсолютно несовместимых с той географией или логикой путешествий что известна нам сейчас – вспомним, хотя бы пример с Менелаем, воздвигнувшим монумент своему брату в Египте по пути из Трои в Спарту. Далее в Одиссее говорится, что остров Фарос находится в сутках плавания от Египта, хотя в действительности до него плыть не более часа, а то и меньше. Также вспомним, что город именуемый Фивы мог быть согласно Уилкенсу отождествлен с Дьепом, что ныне находится в регионе Верхняя Нормандия. В классические времена эту традицию продолжили Эсхил и отчасти Геродот. Так у Эсхила в пьесе Молящие о защите он упоминает Египет как соседнее с Аргосом государство, куда пришли просить о защите от ненавистных им женихов 50 дочерей Даная. Далее он описывает Египет как страну Зевса, обильную плодами, чьи луга орошаются тающими снегами с гор, куда  по сюжету прибывает Ио в облике коровы.

 

Суммируя все это можно предположить, что в Западной Европе в течение очень долгого времени и как минимум до 1700 г до н. э. был регион, носивший имя Египет и лишь впоследствии данный топоним был перенесен на страну в Дельте Нила. И, как оказывается, существует немало аргументов в пользу того что это было именно так. Так мы понимаем, что в привычном нам Египте никогда не поклонялись Зевсу и там нет гор, покрытых снегом и альпийских лугов, что питаются талой водой, однако он при этом как явствует из поэм и пьесы имеет непосредственный выход к морю. Вышеупомянутый Уилкенс сумел подойти к этой проблеме очень грамотно обозначив этот регион как департамент Seine-Maritime в регионе Верхняя Нормандия на северо-западе Франции. Согласно ему все сходится – и расположение Фив (Дьеппа) и соседство с Аргосом который как он полагает, был царством Агамемнона и климат описанный в привязку к Египту и расстояния до различных островов в частности того же Фароса. Эту впрочем как и многие остальные блестящие догадки мне хотелось также подтвердить теми аргументами которые мог бы сообщить мне Габриэль а потому моим следующим вопросом был как раз вопрос касательно того правда ли что Египет как топоним когда то относился не к стране в дельте Нила. Вот каким был его ответ.

 

Габриэль: Да, как бы непривычно это не звучало, но это было именно так. Но для начала мне хотелось бы сказать что Египет бронзового века занимал не только вышеобозначенный департамент Seine-Maritime, но более обширную территорию в которую входили в течение довольно продолжительного периода как минимум до 1800-1700 гг. до н. э. нынешние регион Иль де Франс, где и расположена столица страны Париж, вся Верхняя Нормандия, Пикардия, Нижняя Нормандия и чуть южнее большая часть нынешней Бретани. Если посмотреть на любую историческую карту и сопоставить эти места с расположением на них мегалитических монументов, то станет ясно, что в вышеназванный период времени в период еще докельтского влияния эти регионы были густонаселенны людьми, у которых как окажется весьма много общего с Египтом наших дней. Чтобы как то прояснить ситуацию приведу еще пару подсказок и потом с твоего позволения попытаюсь воссоединить в единую непротиворечивую картину. Как известно Париж в доримскую эпоху был местом особо выдающегося поклонения культу Исиды и местом проживания племени паризиев в названии которых явно слышится имя богини. О том, что этот культ был силен более чем где либо свидетельствует и то, что его следы в виде поклонения так называемым Черным Мадоннам сохранились чуть ли не вплоть до 16-17 века. Храмы Исиде были во многих местах на острове Сите, а также в частности на месте Нотр Дам де Пари. Что же может все это означать?

 

Предложу свое довольно простое разъяснение, которое как я надеюсь, поставит все на места. Итак, как вы знаете после гибели Атлантиды с Атлантиса бежало много выживших и в том числе большое количество атлантоариев, многие из которых поселились в наиболее близких и незатопленных местах на тот период, а именно на Пиренейском полуострове и на самих Пиренеях на границе Испании с Францией. Здесь кстати до сих пор живут их потомки носители рекордно высокого процента атлантоарийской гаплогруппы R1b - Баски. Оттуда поток разделился на два рукава, а именно тех, что отправились на север и обжили все прибрежные регионы Западной Европы и тех, кто отправился на юго-восток и обосновался в Дельте Нила. Часть по ходу путешествия осталась на Мальте и Сардинии. Еще раньше часть переселенцев незадолго до прибытия общей массы на Пиренеи отделилась от большинства и осела на юго-западе Англии на равнине Солсбери, где позже появился Стоунхендж. Те же кто отправился на север обживать все западное побережье Франции осели в конце концов именно в вышеупомянутых регионах Бретани, Верхней и Нижней Нормандии и Иль де Франс с Пикардией.

 

Осирис и Исида, если верить множеству побочных аргументов из ваших источников  жили в период постройки Великих пирамид на плато Гиза, то есть в середине девятого тысячелетия как я и утверждал в беседе о пирамидах. Учитывая то, что жили они не в пример сегодняшним людям по тысяче лет в среднем, за что и снискали славу бессмертных богов, логично предположить, что к первой четверти  восьмого тысячелетия ближе к концу их жизни и многих странствий их влияние в результате путешествий по всему миру, в том числе и по Западной Европе, где жили их соплеменники и даже родственники могло привести к культу поклонения именно этой богине. Как бы парадоксально это не звучало на первый взгляд, но культ Исиды был культом друидическим, так как друиды были жрецами атлантоариев задолго до появления группы племен известных как кельты (которые были немного немало их потомками, в конечном счете) а это значило что строители Пирамид, Стоунхенджа и мегалитов всей Западной Франции и жители региона, где ныне находится Париж были служителями и продолжателями атлантоарийского культа светлых атлантов. Именно так все и обстояло на самом деле. Стоит ли удивляться, что данный регион во Франции столь долгое время на протяжении тысяч лет был средоточием культа Исиды?

 

Д.Д.:Выходит, что название Парижа происходит именно от культа Исиды, который исповедовали жившие здесь паризии – по всей видимости, согласно тебе кельтское племя потомки атлантоариев и что по этой причине данный регион был известен как Египет до самого начала Железного века и окончания Троянской войны. А есть ли еще какие либо доказательства того, что данный регион мог быть именно центром поклонения Исиде?

 

Габриэль: У реальных событий о неоднократном посещении Исидой места нынешнего Парижа есть свое более позднее отражение в различных мифах, которые как мы увидим удивительным образом пересекаются с тем, что мы уже знаем. Так по одному из мифов согласно Гигину Исида изобрела паруса для легкой классической солнечной египетской ладьи и в поисках по своему сыну Гору (Гарпократу) смогла приплыть по Сене до места нынешнего Парижа, а точнее на остров Ситэ свидетельством чего является нынешняя эмблема Парижа – а именно легкая ладья с парусом, называемая La Barque DIsis от названия которой по одной из версий как утверждают некоторые ваши исследователи и произошло название Парижа (Barque DIsis - Bar Isis Parisis Paris). Другой вариант перевода предполагает происхождение топонима от  древнеегипетского Per Isis то есть дом или храм Исиды. Это подтверждает, разумеется, и тот факт что Ситэ – это то место, откуда собственно и началось расширение Парижа известного когда то как Лютеция. Здесь много позже был построен хорошо известный собор Нотр Дам де Пари на месте чуть ли не древнейшего во всей округе места поклонения Исиде. А потому как вы видите круг замкнулся – барка Исиды на гербе Парижа символизирует как сам город символически находящийся на лоне Сены, так и остров Ситэ - то самое место откуда этот культ и зародился когда то очень давно. После этого стоит ли удивляться тому, что образ Исиды с младенцем стал прототипом поздних изображений Девы Марии с младенцем. И кому тогда был посвящен Нотр Дам де Пари построенный на месте древнейшего поклонения Изиде как прообразу Богородицы учитывая, что еще многие века после его постройки здесь тайно поклонялись культу Исиды и стояли ее статуэтки?

 

Другая вышеупомянутая мной легенда отражена у Эсхила в которой любимица Зевса Ио превращенная Герой в корову много странствует, убегая от насланного на нее овода, но в конце прибывает из Аргоса в Египет страну Зевса. Здесь нужно сказать, что Ио отождествлялась с Исидой странствующей и этот эпизод отражен также у Каллимаха и Овидия. При этом считалось, что отцом Ио был никто иной как Инах, который вместе с женой-сестрой Аргией согласно Клименту основал город-государство Аргос. А мы помним, что Аргос и Египет были соседними странами и тогда становится логичным что Ио (Исида) дочь Инаха основателя Аргоса должна прибыть именно со своей родины на северо-запад в Египет (северо-запад Франции). Ну и вот еще один любопытный факт - интересно заметить, что при Наполеоне I, в 1811 г., в официальном  ходу был герб, созданный с явным намерением напомнить его истинное происхождение: наверху изображены пчёлы Хильдерика (отца Хлодвига – одного из первых франкских королей), а на корме сидит… сама богиня Исида, по образу, как уже известно, очень многим близкая к традиционным фигурам Богоматери на престоле.

 

А о том, что предки нынешних французов, жившие в царстве Агамемнона - Аргосе и Египте на месте нынешней столицы знали культ поклонения Зевсу говорит то обстоятельство, что в честь него назван четверг (Jeudi Zeus Diem – День Зевса) уже не говоря о том, что имя царя богов олимпийцев как я уже однажды упоминал, имеет чисто общеиндоевропейское происхождение (Zeus-Deus-Dies-Dius). Если и дальше следовать мифическим указаниям, то когда Ио приняла свой обычный человеческий облик у нее от Зевса родился сын Эпаф - первый правитель Египта (западноевропейского), через которого также произошли Персеиды древние правители Аргоса, что как мы знаем, был южнее. Из этого рода позже появился Геракл, чьи странствия и подвиги по большей части происходили именно в Западной, Северо-западной и Центральной Европе, так как он был сыном и потомком Зевса олимпийца имевшего атлантоарийские корни несмотря на это как и его предок Персей неизбежно в классическое время связывался с Гипербореей но именно западноевропейской и даже по утверждению некоторых поэтов классического периода принес из Гипербореи славу Олимпийских игр. Ближе же ко времени Троянской войны престол Аргоса обманом у Персеидов перехватил один из предков Агамемнона.

 

Д.Д.:Все это настолько непривычно для традиционного взгляда на историю, что естественным образом возникает вопрос,- а с чего же началась вся эта географическая путаница с двумя Египтами? Кто первым внес неверную информацию в исторические хроники и перенес это название с севера на юг? И потом ведь как никак Древний Египет, что в Дельте Нила существовал многие тысячи лет до этого и как же тогда  он именовался? У меня есть пара предположений касательно этого, но хотелось бы услышать твое мнение.

 

 

Габриэль: Виновником этой путаницы можно с полным правом считать все того же Геродота почему то именуемого повсеместно отцом истории, хотя в действительности та версия истории, что он преподнес в своих трудах как раз и послужила моделью для всей современной искаженной исторической модели. Так или иначе, он был первым, кто посетил дельту Нила и позже по какой то одному ему известной причине перенес топоним, который он знал с детства из произведений Гомера, написанных за добрых три века до него (Геродота) на страну, которую он посетил, хотя как вы понимаете Египтом его до Геродота никто не называл. Эта страна с самых своих начал истории именовалась своими жителями Миср Аль-Кхем или Кеми (Кемет) что означало черный и от него то, между прочим, пошел термин химия и алхимия. Верхний же Египет и та часть, что ныне Эфиопия именовались Мероэ. И даже ныне свою страну жители Египта зовут Маср как и в древности. В Библии же она упомянута как Мицраим. Чуть позже после времени Геродота наступила пора всеобщей эллинизации средиземноморских географических пунктов вошедших в империю Александра Великого. Именно тогда то название Египет или Айгиптос вошло в привычный обиход.

 

Есть еще одно место на карте Франции, которое должно несомненно удивить как мне кажется любого исследователя и оно находится на территории Бретани, где зафиксировано рекордное количество для Европы мегалитических строений. Это Карнак. Само уже название хоть и пишется оно чуть иначе должно бы насторожить любого исследователя и как оказывается неслучайно. Зная, что и в Египте нынешнем есть свой Карнак и храм с гипостильным залом, что впечатлит даже самого равнодушного туриста у заинтересованного человека возникнет вопрос - а не связаны ли они между собой? Если учесть, что Бретань была частью древнего западноевропейского Египта и буквально испещрена мегалитами, а в Карнаке Египетском с большой долей вероятности когда-то хозяйничали дальние потомки и соплеменники строителей этих мегалитов, то вопрос о родстве двух Египтов отпадет сам собой. Это естественно ничуть не умаляет заслуги тех кто творил в Египте все известные чудеса скульптуры, но знание того, что помимо того топонима, что приписан территории дельты Нила был еще один Египет с параллельной не менее древней родственной культурой должно привести по меньшей мере в изумление.

 

***

 

В качестве авторского отступления в очередной раз позволю себе прервать изложение нашей беседы с Габриэлем чтобы предложить еще нечто не менее интересное по обсуждаемой нами теме. Я считаю что в заключение нам необходимо обратиться к нескольким наиболее известным мифам которые как я полагаю, помогут еще лучше понять значение терминов данайцы ахейцы и аргивяне. Мы рассмотрим с вами миф о Данае и Данаидах миф о Персее и Медузе Горгоне и цикл мифов о Геракле. Также нам станет понятно, почему столицей Агамемнона были Микены (нынешний Труа на северо-востоке Франции) и как именно согласно легендам пришел к власти сам Агамемнон.

 

Итак если вы помните совсем недавно когда мы говорили о топониме Египет я привел множество аргументов указывающих на то что Египтом или Айгюптосом когда то называли часть северной Франции включавшей несколько регионов и лишь в 4-3 веке до н э стараниями Геродота и Александра Великого этот  топоним был перенесен на нынешний Египет в то время называвшийся Кеми или Маср. Вы также помните что согласно приведенному Эсхилом мифу об Ио возлюбленной Зевса превращенной ревнивой Герой в корову от брака Зевса и Ио когда та совершив большое путешествие вернулась в Египет и была превращена Зевсом вновь в прекрасную девушку родился сын Эпаф ставший царем той области где был рожден. Теперь если мы обратимся к дальнейшей мифологической родословной потомков Эпафа мы увидим что у него в дальнейшем родилась дочь Ливия или Либия в честь которой была названа часть той территории которой правил Эпаф. А так как мы знаем что Зевс никогда не был божеством древних египтян – тех что в дельте Нила и южнее то будет логично предположить что сын Зевса и Ио владел некоторой территорией на которой поклонялись именно Зевсу то есть находившейся в западной и центральной Европе. Осмелюсь предположить, что такой территорией была вся северо-западная часть Франции впоследствии поделенная на Айгюптос (Египет) и Либию. Теперь же посмотрим как это отражено в дальнейшей генеалогии идущей от Зевса и Ио. У Эпафа была дочь Либия от которой при союзе с Посейдоном родились двое сыновей Агенор и Бел а также младший Лелег. Тогда по всей видимости территория еще не была поделена на две части. Это случилось когда у Бела родились двое сыновей Данай и Египт или Айгюптос. Тогда он разделил свое царство на две части а именно царство названное в честь своей матери Либией он отдал Данаю а вторую половину отдал Египту или Айгюптосу которая получила впоследствии его имя. Это было приблизительно в 2300 -2250 гг до н э. 

 

Итак как вы видите топоним Либия не относится к стране которую мы ныне называем этим именем но и как Египет относился к области соседней с западноевропейским Египтоми лишь впоследствии был перенесен на берега нынешней Ливии переселенцами из Западной Европы в район Северной Африки. Где же могла находиться Либия? Это нам поможет попределить следующий мифо Данае и данаидах изложенный в виде пьесы Молящие о защите намного позже в период классики великим Эсхилом. Миф гласит что у Даная было 50 прекрасных дочерей а у Египта 50 прекрасных сыновей возжелавших воссоединиться в браке со своим кузинами. Но последние отвергли ухаживания своих кузенов и в отместку за это сыновья Египта пошли против Даная и прогнали его с престола заставив спасаться бегством в обширном Аргосе на большом корабле которому суждено было преодолеть широкое соленое море. Любопытно, что корабль как и в мифе об Аргонавтах назывался Арго и был построен при участии и советах со стороны Афины Паллады. Вскоре корабль с Данаем и его дочерьми беглянками прибыл к берегам Аргоса где те слезно умоляли тамошнего правителя Пеласга (эпонима будущих пеласгов) принять их под свою защиту.

 

Однако прежде чем я продолжу свой рассказ мне хотелось бы обратить ваше внимание на тот факт что при том что Египет Либия и Аргос находились на территории нынешней Франции но занимали различные ее части дочерям Даная пришлось пересечь некую акваторию с временной высадкой на острове Родосе (более чем вероятно не на том о котором мы знаем сегодня). Стоит предположить, что географическое положение Либии вынудило дочерей и Даная попасть в Аргос не по суше но выйдя в открытое море или пролив. Такое утверждение было бы логичным если бы в древности между Либией и Аргосом находилось некое другое государство отделявшее их друг от друга и заставившее данаид воспользоваться именно морским путем. Учитывая положение Египта описанное нами неоднократно выше а также Аргоса предложенное как Уилкенсом так и на основании некоторых предложенных мною аргументов можно предположить что  Либия занимала территорию напрямую также выходившее в сторону пролива или залива и соответственно могла находиться на территория нынешних регионов Нижняя Нормандия северная часть Центрального региона и региона Земли на Луаре. Такое географическое положение отвечает всем условиям что мы встречаем в данном мифе: выход к морю невозможность непосредственно граничить с Аргосом и смежная граница с регионами Верхняя Нормандия и Иль де Франс которые как известно представляли из себя Египет.

 

Если мы присмотримся к тому, как дальше развиваются события то увидим что сыны Египта решили послать вслед за беглянками глашатая и также по морю что говорит о том что Египту также сложно было добраться до того населенного пункта куда бежали данаиды. И несмотря на то что регионы Иль де Франс (Египет) и Шампань Арденны принадлежавший к Аргосу были смежными город куда прибыли данаиды находился на юге страны которой правил Пеласг. Южной границей его царства был эстуарий Жиронды на западе нынешней Франции в регионе Пуату Шаранта. Также нам известно что позже столицей Аргоса были Микены (Труа в регионе Шампань Арденны) намного севернее того города в который прибыли данаиды. Когда 50 дочерей Даная отказались отдаться в руки египтянам а Пеласг согласился взять под защиту беглянок Египет послал множество кораблей и разгромил войско Пеласга заставив его бежать на север страны. После этого Даная сделали правителем Аргоса но взамен он должен был выдать дочерей замуж за сынов Египта. В первую брачную ночь все кроме одной дочери Даная Гипермнестры закололи своих мужей и спрятали их тела. Данай как гласит легенда хотел наказать дочь за ослушание но вступилась сама Афродита и всем остальным пришлось раскаяться в содеянном преступлении и омыться от греха убийства пройдя через особый очистительный ритуал. Были устроены игры в честь богов что согласились простить данаидам грех мужеубийства и по велению свыше Данай выдал своих дочерей кроме Гипермнестры пощадившей мужа Линкея за победителей аргивян участников этих игр. Таким образом, был дан род Данайцам потомкам дочерей Даная и аргивян. Если учесть что данайцы потомки данаид и аргивян были типичными представителями ариев как западного атлантоарийского толка так и восточного гиперборейского то речи  о том что данаиды будучи уроженками Либии могли быть как то связаны с нынешней африканской страной просто быть не может. Между прочем то же самое касается и Эфиопии. Хоть этот топоним твердо ассоциируется с негроидным населением данной страны однако традиция отождествлять эфиопов с темнокожими появилась также сравнительно недавно. но я об этом еще скажу чуть ниже как упомяну о союзниках троянцев в заключение нашей беседы.

 

Теперь бы мне хотелось кратко упомянуть легенду о Персее и Горгоне а также пару эпизодов из подвигов Геракла. В то время когда царем Аргоса был внук Линкея и Гипермнестры Акрисий у него родилась дочь Даная девушка неописуемой красоты чей сын по предсказанию оракула должен был сместить Акрисия с престола убив его. А потому Акрисий заточил Данаю в подземелье и лишь Зевсу удалось проникнуть туда и сойтись с нею от чего и родился герой Персей. Он положил началу роду Персеидов – последняя представительница которого умерла лишь во времена после Троянской войны и до переселения в Грецию. К нему если вы помните принадлежал по линии матери Алкмены и сам Геракл. Когда Акрисий увидел дочь с новорожденным внуком он как гласит легенда запечатал их в ящик и выбросил в море прибившее их вскоре к острову Сериф где правил царь Полидект. Когда Персей вырос Полидект стал опасаться столь могучего соперника у себя во дворце и пытаясь сжить его со свету дал приказ принести ему голову Медузы Горгоны. Успешно преодолев все препятствия при помощи богов олимпийцев Персей попутно спасает Андромеду от чудовища и отомстив Полидекту с помощью головы Медузы далее с молодой женой и матерью возвращается на родину в Аргос. Его дед Акрисий бежит на север страны но ему не удается бежать от судьбы: на одном из соревнований ему в голову угодил диск который метнул Персей в ходе состязания. Не желая слыть убийцей в родном городе Персей переместил свою столицу в город Тиринф оставив свой родной город родственнику Мегапенту. Позже после Троянской войны город со схожим названием был основан и на Пелопоннесе переселенцами из Аргоса западноевропейского и доныне известен своими циклопическими укреплениями, что говорит о  весьма высоком уровне строительных навыков данайцев пеласгов. Есть еще одна версия по которой Персей процарствовав в Тиринфе перенес столицу еще далее на север в Микены где его род Персеидов правил довольно долго пока престол не был отнят обманом предками Агамемнона.

 

Если же последить род Персеидов до времен начала Троянской войны то мы увидим что  во время рождения Геракла у Алкмены и Амфитриона у жены одного из Персеидов Сфенела родился сын Эврисфей который стал правителем Микен  в то время как Геракл также будучи персеидом по вине Геры обманувшей Зевса утратил этот титул и ему пришлось выполнять прихоти своего дальнего родственника. Это случилось после того как герой в приступе ярости насланного Герой убил своих детей и детей брата и бежал из Фив дабы очиститься от греха детоубийства. Ему было сказано что лишь выполнение 12 подвигов сможет полностью очистит его от вины тяжким грузом лежавшей на нем. Поэтому он отправился из Фив (что были на западе) в Тиринф город своего предка Персея. И там получал через гонца Эврисфея из Микен все поручения, которые предстояло выполнить. Нам интересен тот факт, что все свои подвиги Геракл выполнял на территории нынешней западной северной и центральной Европы на территории современных Франции Германии Дании Испании и даже отчасти Прибалтики.

 

Иногда судьба забрасывала его и на Кавказ и в Северное Причерноморье что видно по легендам об освобождении Прометея и битве с амазонками. А потому нас не должно удивлять, что у германских и кельтских племен был культ Геркулеса задолго до эллинизации этих племен. По одному из мифов от Геракла пошло племя галлов через сына Галлата позже занявшее всю континентальную западную часть Европы. Места которые перечислены в качестве населенных пунктов где совершал подвиги герой позже были перенесены в соответствующие населенные пункты в Древней Греции и стали ассоциироваться именно с ними лишившись своей реальной первоосновы. А потому такие места как Лерна Крит Стимфал Эриманф Немея Элида и многие другие существовали на просторах западной и северной Европы и лишь позже оказались нанесены на карту Греции.