Иуда Искариот и 30 серебренников

 

 

 

 

 

 

1 И призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь. 2 Двенадцати же Апостолов имена суть сии: первый Симон, называемый Петром, и Андрей, брат его, Иаков Зеведеев и Иоанн, брат его, 3 Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей мытарь, Иаков Алфеев и Леввей, прозванный Фаддеем, 4 Симон Кананит и Иуда Искариот, который и предал Его.

14 И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь,

15 и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов;

16 поставил Симона, нарекши ему имя Петр,

17 Иакова Зеведеева и Иоанна, брата Иакова, нарекши им имена Воанергес, то есть "сыны громовы",

18 Андрея, Филиппа, Варфоломея, Матфея, Фому, Иакова Алфеева, Фаддея, Симона Кананита

19 и Иуду Искариотского, который и предал Его.

 

13 Когда же настал день, призвал учеников Своих и избрал из них двенадцать, которых и наименовал Апостолами:

14 Симона, которого и назвал Петром, и Андрея, брата его, Иакова и Иоанна, Филиппа и Варфоломея,

15 Матфея и Фому, Иакова Алфеева и Симона, прозываемого Зилотом,

16 Иуду Иаковлева и Иуду Искариота, который потом сделался предателем.

67 Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти?

68 Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни:

69 и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго.

70 Иисус отвечал им: не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол.

71 Это говорил Он об Иуде Симонове Искариоте, ибо сей хотел предать Его, будучи один из двенадцати.

14 Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам

15 и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников;

16 и с того времени он искал удобного случая предать Его.

10 И пошел Иуда Искариот, один из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им.

11 Они же, услышав, обрадовались, и обещали дать ему сребренники. И он искал, как бы в удобное время предать Его.

1 Приближался праздник опресноков, называемый Пасхою,

2 и искали первосвященники и книжники, как бы погубить Его, потому что боялись народа.

3 Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати,

4 и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им.

5 Они обрадовались и согласились дать ему денег;

6 и он обещал, и искал удобного времени, чтобы предать Его им не при народе.

3 Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира.

4 Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал:

5 Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?

6 Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали.

7 Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего.

20 Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками;

21 и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

22 Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?

23 Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;

24 впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.

25 При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал.

17 Когда настал вечер, Он приходит с двенадцатью.

18 И, когда они возлежали и ели, Иисус сказал: истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня.

19 Они опечалились и стали говорить Ему, один за другим: не я ли? и другой: не я ли?

20 Он же сказал им в ответ: один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо.

21 Впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться.

21 И вот, рука предающего Меня со Мною за столом;

22 впрочем, Сын Человеческий идет по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предается.

23 И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает.

 

21 Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

22 Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит.

23 Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса.

24 Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит.

25 Он, припав к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это?

26 Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту.

27 И после сего куска вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.

28 Но никто из возлежавших не понял, к чему Он это сказал ему.

29 А как у Иуды был ящик, то некоторые думали, что Иисус говорит ему: купи, что нам нужно к празднику, или чтобы дал что— нибудь нищим.

30 Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь.

 

47 И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных.

48 Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его.

49 И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его.

50 Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел? Тогда подошли и возложили руки на Иисуса, и взяли Его.

43 И тотчас, как Он еще говорил, приходит Иуда, один из двенадцати, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и книжников и старейшин.

44 Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите осторожно.

45 И, придя, тотчас подошел к Нему и говорит: Равви! Равви! и поцеловал Его.

46 А они возложили на Него руки свои и взяли Его.

47 Когда Он еще говорил это, появился народ, а впереди его шел один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть.

48 Иисус же сказал ему: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?

1 Сказав сие, Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон, где был сад, в который вошел Сам и ученики Его.

2 Знал же это место и Иуда, предатель Его, потому что Иисус часто собирался там с учениками Своими.

3 Итак Иуда, взяв отряд воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием.

4 Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете?

5 Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его.

6 И когда сказал им: это Я, они отступили назад и пали на землю.

7 Опять спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея.

8 Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут,

9 да сбудется слово, реченное Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого.

1 Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти;

2 и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю.

3 Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам,

4 говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам.

5 И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился.

6 Первосвященники, взяв сребренники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови.

7 Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников;

8 посему и называется земля та "землею крови" до сего дня.

9 Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: и взяли тридцать сребренников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля,

10 и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь.

 

Смерть Иуды из Деяний

 

15 И в те дни Петр, став посреди учеников, сказал

16 (было же собрание человек около ста двадцати): мужи братия! Надлежало исполниться тому, что в Писании предрек Дух Святый устами Давида об Иуде, бывшем вожде тех, которые взяли Иисуса;

17 он был сопричислен к нам и получил жребий служения сего;

18 но приобрел землю неправедною мздою, и когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его;

19 и это сделалось известно всем жителям Иерусалима, так что земля та на отечественном их наречии названа Акелдама, то есть земля крови.

20 В книге же Псалмов написано: да будет двор его пуст, и да не будет живущего в нем; и: достоинство его да приимет другой.

 

 

То, что Иуда Искариот персонаж вымышленный и довольно поздно не нуждается в дополнительном подтверждении уже хотя бы благодаря тому множеству работ, что были написаны на эту и смежные темы, касающиеся истории зарождения христианства. Гораздо интереснее, как и в случае со многими другими действующими лицами проследить за тем как рос и развивался сам литературный персонаж и для чего был выведен на сцену евангельских событий. Это поможет нам не только в очередной раз понять вымышленность данного персонажа, но и какую цель преследовали евангелисты и ранние отцы церкви делая столь значительный на нем акцент. Для этого, как и раннее пройдемся по самым значительным моментам евангелий, где присутствует данный герой, начиная традиционно с евангелия от Марка. И нам представится буквально следующая картина.

 

Иуда Искариот – один из тех евангельских персонажей что будучи упомянуты всего пару раз занимают чуть ли не одну из ключевых позиций во всем повествование благодаря тому что по всем литературным правилам появляется в повествовании именно там где ему нужно сделать нечто судьбоносное для всего сюжета. То есть можно однозначно говорить о том, что колоритным Иуду сделала именно его роль в сюжете, а не наоборот, так как именно как человек и персонаж в самой ранней версии он нам абсолютно неизвестен. Таблица сверху показывает, что евангелистам сам Иуда как личность и глубокий литературный персонаж был не нужен вообще и потому он встречается во всех четырех версиях в одних и тех же сценах, то есть ему отводилась более чем однозначная роль. С таким же успехом роль предателя мог бы сыграть и любой другой эпизодический персонаж из числа учеников Иисуса возможно за исключением Петра и сынов Зесведеевых. Для этих персонажей были выделены свои слишком яркие амплуа и отдельное место во всей сюжетной канве.

 

Так к примеру для Марка сам Иуда персонаж практически безликий – нам не известно ни кто он ни как попал в ряды учеников ни какие отношения его связывали лично с Иисусом и другими учениками в частности. Нам не известно в частности ничего о мотиве предательства впрочем, как и о дальнейшей судьбе самого Иуды. В версии Марка нет ничего что зацепило в дальнейшем стольких писателей художников и сценаристов за исключением разве что знаменитого поцелуя  Иуды, То есть даже как литературный персонаж Иуда в самом начале был личностью более чем безликой и полупризрачной. Ситуацию как всегда значительно подправил Матфей, создав для этого персонажа общепринятый для всех христиан хрестоматийный образ Иуды. Здесь и знаменитые тридцать серебренников и раскаяние, и удавление Иуды. Для Матфея Иуда как литературный персонаж стал образцом предательства как такового и даже в сцене Тайной вечери он единственный спрашивает Иисуса не он ли предатель в то время как, к примеру у Марка этой сцены также нет.  В сцене ареста все также присутствует пресловутый поцелуй, но здесь мы видим ко всему прочему и даже небольшую беседу между Иисусом и Иудой.  И, разумеется, гвоздем сюжета об Иуде для Матфея становится сцена возврата денег священникам и удавление Иуды которой больше нет ни у кого из евангелистов. Также стоит отметить, что нет у Матфея и четких мотивов для Иуды, идущего к священникам с предложением предать им Иисуса. Мотив наживы который якобы проскальзывает в этой сцене настолько нелеп даже как литературный прием что принять его как мотив предательства просто не представляется разумным. Чуть ниже говоря об источниках послуживших вдохновением для всей легенды об Иуде как литературного персонажам в целом я покажу на что опирались евангелисты, компилируя этот сюжет и насколько логичным он у них получился.

 

Что касается Луки то его Иуда не столь колоритен как у Матфея но здесь мы видим довольно любопытную ситуацию. Как сделать второстепенный никак нераскрытый в повествовании своим отношением к Иисусу неясный персонаж предателем? Какой мотив для него придумать? У Марка его попросту не было, а мотив Матфея насчет жадности Иуды и выгоды в виде тридцати сребреников был слишком неубедителен. И вот Лука не долго думая приходит к следующему выводу который и озвучивает у себя в повествовании. В Иуду вошел сатана. Ну понимаете ли бывает иногда. Как принято у нас говорить черт попутал. Как мы видим ничего лучше он придумать не смог. Чуть позже я покажу насколько нелогичным оказалась эта мотивация с точки зрения всего сюжета в целом. Итак одним словом Иуду попутал бес и он предложил священникам свои услуги в ответ на что те уже сами предложили ему некоторую сумму неуказанную у Луки. На тайной же вечере все проходит довольно стандартно и я бы сказал даже скомкано – Иуда здесь особо не выделяется. В сцене поимки Иисуса в Гефсиманском саду присутствует все тот же пресловутый поцелуй без каких либо реплик и все что мы имеем лишь риторический вопрос Иисуса, обращенный к Иуде. Более ничего о дальнейшей его судьбе неизвестно. Если принять что Деяния писал тот же автор что и Луку то мы видим совсем отличную от Матфея версию смерти Иуды абсолютно несовместимую с первой версией о повешении. Однако причин придти к такому выводу практически нет никаких, а потому, скорее всего Лука решил оставить вопрос с Иудой незавершенным. Что также говорит о довольно слабой литературной разработанности образа в целом.

 

Что же касается Иоанна то здесь мы впрочем как и во многих других случаях видим его личный и неповторимый вклад в образ того или иного персонажа. Как и у Марка Иуда встречается нам всего в четырех сценах. Но во всех четырех он уже однозначно показан как самый препротивнейший персонаж. В первом например он упомянут Иисусом как само воплощение дьявола и как мы можем понять по логике Иоанна Иисус представленный у него как всеведущий и всемогущий Логос просто взял себе в ученики дьявола во плоти не пытаясь ничего сделать с этой ситуацией. Это как мы понимаем не более чем очень утрированная версия Луки о вхождении сатаны в Иуду. Иоанн, как и прочие, имея на руках этот непонятный персонаж сделал все в его силах чтобы как-то мотивировать предательство Иуды. Помимо того что этот персонаж у него уже априори воплощение Нечистого он решил добавить сюда и немного собственными руками подправленную версию Матфея о жадности Иуды. В сцене в Вифании когда Мария помазывает ноги Иисуса миром и отирает волосами Иуда выделен особо как самый возмущенный из всех этой напрасной тратой. Этот эпизод искусственно создан Иоанном дабы рассказать о том что Иуда был казначеем всей Иисусовой группы и по жадности своей воровал из кассы довольно часто. Таким образом, у Иоанна появляется еще один мотив сделать изначально ничем непримечательный персонаж Иуды  не просто воплощением самого дьявола но и вороватой сверхкорыстной личностью.

 

Однако апогея абсурда Иоанн достигает в сцене Тайной вечери где Иисус объявив прилюдно о главной примете того кто предаст его (кому подам хлеб  который я обмакну) он также при всех обмакивает хлеб и подает его демонстративно Иуде. Но всем вокруг это по какой то абсолютно необъяснимой с точки зрения общепринятой человеческой логики причине ничего не говорит и предатель беспрепятственно идет выполнять задуманное. Тем не менее с этого момента нагромождение нелепостей только начинается. Остальные ничего не заметив почему то искренне полагают что Иуда прилюдно помеченный как предатель ушел в канун Песаха вечером что то купить когда в реальности это не было бы возможно в принципе. И что же вы думаете, произошло еще любопытного когда Иуда принял свой предательский кусок и абсолютно никто этого в упор не заметил? В него вошел сатана. Да именно так, а не иначе. Я искренне предполагал когда-то что по накалу нелепостей и количеству абсурдных сюжетов на погонный метр текста никто не сравнится с Матфеем но после этого сюжета мне пришлось признать что Иоанн переплюнул своего коллегу. В Иуду прилюдно уже названного самим Иисусом в самом начале дьяволом во время тайной вечери вместе с принятым им куском вошел еще и сатана. Итак Иуда - Дьявол одержимый сатаной плюс вор и жадина. По-моему это финиш. После такого и самому невиновному уже не выкрутиться – хочешь не хочешь, а придется выполнить роль предателя. Ну и достойным завершением всего этого скопления можно считать сцену в Гефсиманском саду. Не в пример синоптикам Иоанн обходится без долгих молитв и душевных терзаний, а также ненужного Иудиного поцелуя и своего Иисуса делает столь внушительной фигурой, что когда за ним приходят его пленители и он объявляет им что он это тот, кого они должны взять все без исключения падают пред ним ниц   и лишь потом должно быть опомнившись и практически чуть ли не по указанию самого Иисуса связывают его и ведут на суд. О дальнейшей судьбе Иуды Иоанн также молчит и должно быть считает этот пункт совершенно не стоящим лишних чернил.

 

После такого анализа персонажа Иуды как литературного антигероя стоит поговорить собственно о том, что же сподвигло евангелистов каждого по отдельности сделать Иуду именно таким каким мы его видим и из каких составных частей был сложен этот образ. Первоначальной задачей, начиная с Марка, было создание негативного персонажа олицетворяющего собой среднестатистического иудея – жадного и вероломного. Этот образ должен был внушать отвращение у новообращенных христиан к иудеям в целом и служить причиной еще большего раскола и отделения христианской секты от иудейского учения. Имя было подобрано самое что ни на есть подходящее. А если учесть что, к примеру, в истории Иосифа сына Иакова в Танахе именно Иуда предает своего брата неким купцам в рабство за 20 монет то параллель была бы полной. И не исключено что именно эта история вдохновила авторов  дать евангельскому предателю такое имя. Создав первоначальный образ-основу надо было нарастить его сюжетным мясом и у Марка поначалу это не особо вышло кроме как возможно того что для сцены Тайной вечери он решил позаимствовать фразу из псалмов про предающего сидящего за одним столом с предаваемым.

 

 

 

 

 

 

1 Начальнику хора. Псалом Давида.

5 Я сказал: Господи! помилуй меня, исцели душу мою, ибо согрешил я пред Тобою.

6 Враги мои говорят обо мне злое: "когда он умрет и погибнет имя его?"

8 Все ненавидящие меня шепчут между собою против меня, замышляют на меня зло:

9 "слово велиала пришло на него; он слег; не встать ему более".

10 Даже человек мирный со мною, на которого я полагался, который ел хлеб мой, поднял на меня пяту.

11 Ты же, Господи, помилуй меня и восставь меня, и я воздам им.

20 Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками;

21 и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

22 Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?

23 Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;

 

17 Когда настал вечер, Он приходит с двенадцатью.

18 И, когда они возлежали и ели, Иисус сказал: истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня.

19 Они опечалились и стали говорить Ему, один за другим: не я ли? и другой: не я ли?

20 Он же сказал им в ответ: один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо.

 

21 И вот, рука предающего Меня со Мною за столом;

22 впрочем, Сын Человеческий идет по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предается.

 

21 Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

22 Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит.

23 Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса.

24 Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит.

25 Он, припав к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это? 26 Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту.

27 И после сего куска вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее

 

Что же касается вообще целесообразности создания такого персонажа как Иуда и сюжета с поцелуем то оба эти момента можно считать даже с литературной точки зрения излишними. Согласному обшеевангельскому сюжету Иисус был знаменитым смутьяном довольно публичным персонажем и его в лицо знали очень многие, а потому ничего не мешало опять же все тем же священникам взять его в любой момент согласно привычной логике литературного сюжета. Однако необходимо было вызвать у христиан антагонистические чувства к иудеям и потому был создан этот персонаж и далее абсолютно излишний сюжет с поцелуем. Можно сказать, что ни будь это все вымыслом Иисуса могли и не брать на людях из за толпы и лишних проблем с возможными беспорядками впрочем, как и было озвучено в версии евангелистов но на это можно возразить, что даже согласно этой логике сюжет превращается в нелепость, когда выходит что именно в праздник и при большом стечении народа его то и взяли, судили и казнили. Так что вся эта аргументация не выдерживает критики. По мере же развития персонажа пришлось прибегнуть еще к некоторым источникам для большей колоритности сюжета. Так например Матфей всю свою историю с 30 серебренниками которых больше нет ни у кого из евангелистов списал из Захарии а не Иеремии как он сам указывает так как ничего даже отдаленно похожего у этого так называемого пророка нет и не было. Кстати и эпизод с землей горшечника также взят оттуда. Вот этот отрывок. Приблизительно похожий вариант хоть и с другой версией смерти Иуды есть, как известно и в Деяниях. Как мы увидим согласно общеевангельской практике был найден абсолютно не связанный никак с созданным персонажем сюжет и из него бесстыдно выдернуты отдельно взятые фразы, согласно которым и выстроен искомый евангельский сюжет приукрашенный фантазиями и домыслами автора.

 

 

Матфей

Захария

Деяния

 

14 Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам

15 и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников;

 

 

3 Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, 4 говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам. 5 И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился. 6 Первосвященники, взяв сребренники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови. 7 Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников; 8 посему и называется земля та "землею крови" до сего дня. 9 Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: и взяли тридцать сребренников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля, 10 и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь.

 

 

 

7 И буду пасти овец, обреченных на заклание, овец поистине бедных. И возьму Себе два жезла, и назову один - благоволением, другой - узами, и ими буду пасти овец.

8 И истреблю трех из пастырей в один месяц; и отвратится душа Моя от них, как и их душа отвращается от Меня.

9 Тогда скажу: не буду пасти вас: умирающая - пусть умирает, и гибнущая - пусть гибнет, а остающиеся пусть едят плоть одна другой.

10 И возьму жезл Мой - благоволения и переломлю его, чтобы уничтожить завет, который заключил Я со всеми народами.

11 И он уничтожен будет в тот день, и тогда узнают бедные из овец, ожидающие Меня, что это слово Господа.

12 И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, - не давайте; и они отвесят в уплату Мне тридцать сребренников.

13 И сказал мне Господь: брось их в церковное хранилище, - высокая цена, в какую они оценили Меня! И взял Я тридцать сребренников и бросил их в дом Господень для горшечника.

 

 

15 И в те дни Петр, став посреди учеников, сказал

16 (было же собрание человек около ста двадцати): мужи братия! Надлежало исполниться тому, что в Писании предрек Дух Святый устами Давида об Иуде, бывшем вожде тех, которые взяли Иисуса;

17 он был сопричислен к нам и получил жребий служения сего;

18 но приобрел землю неправедною мздою, и когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его;

19 и это сделалось известно всем жителям Иерусалима, так что земля та на отечественном их наречии названа Акелдама, то есть земля крови.

20 В книге же Псалмов написано: да будет двор его пуст, и да не будет живущего в нем; и: достоинство его да приимет другой.

 

Что же касается образа Иуды у Луки и Иоанна то как я и говорил выше их стремление привлечь в свой сюжет дьявола или сатану как главного виновника того  что  примерный ученик Иуда (по Луке) пошел предавать своего учителя превратило весь сюжет а у Иоанна как мы  видели выше даже вдвойне в полнейший логический и литературный абсурд. Если рассуждать как это делали евангелисты то их Иисус считал всей целью своей жизни именно быть преданным в конце нее священникам и язычникам быть измученным до полусмерти солдатами перед казнью побитым и оплеванным толпою и распятым со злодеями чтобы после всего на третий день чудесно вернуться к жизни и этим самым спровоцировать начало новой религии. А следовательно как это потом справедливо и предполагали очень многие исследователи он избрал Иуду своим орудием. Что ж если даже согласно всем литературным канонам это было именно так то полностью теряет всякий смысл мотив самого предательства как он изложен у Луки и Иоанна. Согласно им как мы помним Иуду сподвигло на предательство овладением им сатаной или приступ жадности и все та же одержимость, причем у Иоанна как мы помним, Иисус с самого начала считал Иуду дьяволом.

 

Так вот выстраивается следующая логическая цепь. Иисус стремился к мученической казни и смерти которые позволят ему после воскреснуть и всех удивить – в то время как средством для достижения этого считался Иуда – но которого на этот шаг сподвиг никто иной как сам сатана вошедший в него на какой то стадии. Не войди он в него то не было бы ни предательства Иисуса ни казни ни смерти в муках ни воскресения ни возникновения христианства. Итак, стоит задаться вопросом вполне простым и предельно четким: намеревался ли сатана путем всех этих манипуляций стать первотолчком к возникновению христианства? Из каких мотивов? Кто именно его надоумил сделать так? Быть может сам Иисус по обоюдному договору во время искушения в пустыне? Что ж тогда синоптики не рассказали нам самого главного. Впрочем, как мы помним у самого Луки ставшего причиной для всех этих предположений сцена искушения завершается более чем однозначной фразой:13 И, окончив все искушение, диавол отошел от Него до времени. Это еще более нас наталкивает на мысль о том, что вполне возможно какой-то договор мог иметь место и о нем нам просто ни говорят?

 

 

Но если ж все таки отбросить столь непристойные мысли и вспомнить другую известную сцену, во время которой Петр уговаривает Иисуса не допустить казни и мучений тот однозначно говорит ему отойди сатана ты мне соблазн. Это однозначно доказывает, что по логике евангелистов сатана пытался в роли Петра предотвратить все мучения Иисуса а значит и возникновение новой религии или Иисус был не в курсе что у того в планах было провернуть нечто совсем противоположное через Иуду. Или же если все же вернуться к первой теории и признать что Иисус был настолько всезнающ что знал наперед про все свои мучения и воскресение и появление новой религии он должен был бы знать и о мотивах, которые сподвигнут Иуду предать его и запустить всю логическую цепочку. А значит и о том кто будет за этими мотивами стоять и тогда называя Петра сатаной и обвиняя его в том, что он мешает свершиться предназначению он намеренно не хотел выдать своего тайного сообщника специально ругая его?  Что ж даже если отбросить все шутки в сторону и согласиться с тем, что евангелисты сильно опирались на Танах то там идея сотрудничества Яхве с Нечистым Духом выражена достаточно ясно. Для иудеев сатана не был противником Яхве а его верным прислужником и часто выполнял различные его поручения. И если отцом евангельского Иисуса согласно сюжету о непорочном зачатии был тоже Яхве из Танаха то однозначно то что было в планах у Иисуса было в планах и у Яхве пославшего его на землю. Здесь ему предстояло какое то время учить и исцелять чтобы в качестве кульминации своей миссии при содействии верного соратника Яхве Нечистого Духа пустынь который сподвигнет на предательство Иуду быть распятым и принеся себя в жертву как агнца в день Песаха своему отцу Яхве позже воскреснуть доказав его всемогущество в котором не один правоверный иудей и так никогда не сомневался зная все подобные чудеса и воскрешения совершенные тем же Яхве в Танахе. Такой должна была быть миссия Иисуса с точки зрения евангелистов (но не логики и здравого смысла) которым для того чтобы скомпилировать свою историю пришлось накануне ее написания всерьез и надолго поссориться с логикой и практическим здравомыслием.