Нести свой крест

 

 

В христианстве, как известно крест играет центральную роль являясь ключевым понятием практически во всех аспектах христианской веры. Однако стоит обратить внимание на то как именно управлялись с этим понятием те кто стоял у самых основ новой религии и с чьей легкой руки это понятие столь прочно обосновалось в умах сотен миллионов верующих.  Как известно символ креста в различных его вариациях был известен задолго до появления даже первых намеков на христианство.  Более того надо сказать что его значение было кардинально иным и подобно тому как символ свастики ныне твердо ассоциируется с нацизмом хоть изначально означал совсем нечто иное и светлое так и крест некогда обозначавший торжество вечной жизни и духовное бессмертие стал ныне ассоциироваться исключительно с христианством.  Повторю, однако, еще раз то что до меня было упомянуто уже тысячи раз самыми различными авторами. Общеизвестно, что казнь через так называемое распятие была довольно общей практикой как минимум с 8-7 вв. до н. э. до вплоть 3-4 вв. н.э. и первоначально была очень распространена именно в восточных странах, а не как можно было бы подумать в европейских. Можно к примеру назвать Персидскую империю как одну из тех в которой данная казнь некогда была очень популярной. Александр Великий перенял ее у персов, когда те были повержены им и частенько применял ее в своих рядах среди мятежников и пленных. В дальнейшем этот обычай был перенесен уже в Палестину и распятия здесь совершались еще как минимум лет за 100-150 до н.э. Поэтому римляне, пришедшие сюда впоследствии не особо сильно удивили своим повсеместным применение этой казни к осужденным убийцам или бунтарям.

 

В полном отвлечении от креста как христианского символа нужно сказать, что нам до сих пор неизвестно достоверно как происходила процедура распятия. Иллюстраций или каких то других визуальных изображений на камне или других поверхностях до нас не дошло впрочем, как и самих распятий по вполне очевидным причинам недолговечности самих столбов для распятия. Все что мы имеем это различные письменные описания этой казни в нескольких источниках, из которых можно сделать вывод, что для этого вида казни применялся столб с небольшой перекладиной на самой вершине по форме представляющей из себя букву Т или греческую Тау. Однозначно можно сказать что данный вид казни рассчитанный на то чтобы осужденный умирал очень медленно должен был быть продуман именно так чтобы эффект был максимальным. В самых ранних упоминаниях о распятии на греческом фигурирует слово стаурос, что можно перевести именно как шест или столб и скорее всего именно Тау-образный описанный выше.  Неизвестно достоверно, но скорее именно на таких столбах были казнены все последователи Спартака вдоль Аппиевой дороги после того как потерпели поражение. Возможно, также, что и на таких крестах распинал фарисеев царь Александр Яннай где то за век до н. э. Флавий описывает множество случаев распятия и самыми яркими конечно являются те что имели место во время восстаний и беспорядков имевших место сразу после смерти Ирода Великого при разных префектах Иудеи и разумеется вовремя осады Иерусалима когда как он утверждает в один период римлянами из войска Тита распиналось до 500-600 человек в день из числа пленных, дабы принудить Иудеев сдаться. Разумеется, так называемые кресты могли иметь и иную форму и не исключено что в более поздние уже христианские времена было предложено множество других форм крестов но стоит признать что наиболее вероятной и наиболее древней формой креста является указанная выше. Как известно египетский символ вечной жизни и бессмертия духа крест Анкх известный также как cruxansataна древнейших изображениях  представляет из себя именно Тау с петлей сверху символизируя еще и единение мужского и женского начала.

 

Также нужно признать, что если мы говорим о кресте применительно именно к евангельским текстам то здесь ситуация более чем неоднозначная. Достоверно известно, что крест как символ новой веры не появляется в изобразительном искусстве в визуальной форме как минимум до 5 вв. н.э. то есть когда уже давно имелись скомпилированные святые писания и Церковь утвердила все свои каноны. Причем все детали связанные именно с распятием отличались от изображения к изображению должно быть, потому, что к этому времени сами распятия не практиковались уже как минимум лет 100 если не больше и конкретно именно распятие Иисуса было довольно неоднозначно описано в самих текстах что и вызывало разночтения. Более того если полагаться на тексты самих авторов евангелий создавших всю историю с крестными муками то наиболее употребимым является именно слово стаурос то есть предполагалось что по сюжету Иисус был распят именно на Тау-кресте. Это не должно нас удивить если мы примем как факт то что вся страстная сцена могла быть не более чем переработанной формой предания о боге вина Дионисе, распятом в пурпурной мантии и венке из плюща на столбе для мучений увитом виноградными лозами. Дионисийские мистерии, проводимые в виде определенных сценок тщательно обыгрывали эту процедуру, практически совпадающую точь в точь с тем как она описана в страстной сцене в евангелиях. И это не единственная параллель с языческими культами, что были известны греческим авторам евангелий. Озирис Адонис Таммуз и Кришна также успешно повторяют этот образ.

 

Однако куда более интересно рассмотреть следующие довольно любопытные моменты непосредственно из текстов самих евангелий. Обратимся к ним, как и ранее, дабы понять насколько они непротиворечивы пусть даже как литературные источники. Если мы попытаемся выделить в тексте все те моменты, где упоминается сам термин крест или крещение то нас ждут более чем непредсказуемые результаты. Во первых станет понятно что из всех упоминаний связанных со словом крест почти половина тесно связана с ритуалом так называемого крещения которое как известно проводил Иоанн у Иордана. И лишь два три упоминания будут относится к тому самому гипотетическому кресту-столбу на котором якобы был распят Иисус. Начнем с евангелия от Марка. У него мы встретим около 7-8 упоминаний связанных с крестом и крещением. Из них лишь два упоминают тот самый крест – столб в то время как во всех остальных местах становится более чем очевидно что ничего из этого не могло быть сказано Иисусом даже в рамках литературного произведения ни говоря уже об историческом. Так начнем хотя бы с того что повсеместно в евангелиях называется крещением применительно к Иордану и Иоанну на самом деле называться так не могло никак. Речь, как уже давно известно, шла о ритуальном водном очищении. И слово, упомянутое в греческом тексте bapto означает окунание и не имеет ничего со словом крест то есть, как мы можем понять во всех случаях, где речь идет об омовениях в Иордане мы имеем дело с интерполяцией.

 

Не лучше дело обстоит и с дальнейшими примерами. В сцене  с сыновьями Зеведеевыми вновь упоминается некое крещение, которым должен креститься Иисус и которое он обещает и для своих просителей Иакова с Иоанном. Разумеется, что ни о каком кресте или крещении собственно до распятия речь идти не могла, а если бы и шла, то имела бы совсем другой смысл – более привычный для тех времен. Разумеется что если термина как такового в те времена просто не могло и быть и всякое упоминание креста до самого распятия неизбежно бы вызвало вопросы а почему именно крест – ведь он был участью именно изменников и мятежников то все подобные высказывания можно смело отнести к числу очень поздних интерполяций.  Разумеется что и речи Иоанна при Иордане говорящего о предстоящем крещении также представляют из себя полную бессмыслицу. Ни один бы слушатель не понял о каком таком кресте или крещении вообще идет речь а уж тем более огнем и святым духом. Все речи Иоанна как было уже сказано выше это отчасти поздняя компиляция отчасти вымысел со стороны самих евангелистов. Ну не мог Иоанн крестить влагая в это христианский подтекст задолго до факта самого распятия. Крест-столб в то время имел лишь одно значение - как орудие римской  казни для убийц разбойников и мятежников и ни с какими религиозными концепциями даже приблизительно околохристианского характера связан не был.

 

Все упоминания креста и крещения как это не покажется любопытно и в то же время довольно закономерно встречаются у других синоптиков в тех же контекстах что и у Марка. И это не должно быть удивительно так как термины крест и крещение были четко связаны с определенным сюжетами, несшими необходимую религиозную подоплеку. У Иоанна в отличие от синоптиков мы находим отдельную традицию, согласно которой ритуальным водным очищением  занимался сам Иисус и его ученики и к ним приходило множество народа. Практически все упоминания у Иоанна терминов крест и крещение связаны именно  с окунанием и ритуальным водным очищением и с самим крестом как позднехристианским символом не имеют ничего общего. Вообще то к слову сказать надо признать что крест  ни только является довольно поздним символом но и сама традиция изображения распятого на нем измученного Иисуса берет свое начало не ранее начала второго тысячелетия. В период между 5 и 10 вв. н.э. по общепринятой хронологии встречаются самые различные изображения распятий и в том числе очень большое количество изображающих молодого безбородого и безусого юношу больше похожего на образы юных богов из цикла мифов о воскресающих божествах, то есть Адониса Митру Таммуза Дионисия Бальдра и Осириса. Что более чем красноречиво говорит о том что ни художники ни скульпторы ни иконописцы не имели ни малейшего понятия о том как выглядел описанный в евангелиях Иисус и уж тем более как происходило распятие.

 

Но должно быть самым любопытным и я бы сказал даже шокирующим фактом является следующий. Мы настолько привыкли к образу изможденного и окровавленного Иисуса несущего свой неподъемный крест по Скорбному пути, что в упор не замечаем одной очень важной детали, которая буквально вопиет к нам со страниц как минимум трех синоптических евангелий. Мы настолько привыкли к выражению нести свой крест в смысле выполнять по жизни свое нелегкое призвание или некую обязанность, что даже не спрашиваем себя хоть раз: а нес ли Иисус свой крест? Сгинался ли он, изнемогая под своей нелегкой ношей и падая орошал ли кровью и потом узкие улочки Иерусалима на всем протяжении своего скорбного пути? И если нес то что именно учитывая что не цельный крест как это принято изображать но никогда не практиковалось за всю долгую историю распятий? Перекладину, столб или что то еще? Давайте просто предоставим слово первоисточникам – синоптикам:

 

Матфей

Марк

Лука

 

32 Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его.

33 И, придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место, 34 дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить.

38 Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.

 

 

21 И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его.

22 И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место. 27 С Ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его. 28 И сбылось слово Писания: и к злодеям причтен.

 

 

 

26 И когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом.

33 И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону.

 

Можно ли теперь утверждать  со всей смелостью, что Иисус по версии синоптиков нес свой условный крест весь путь сам, изнемогая и падая под его неподъемным весом? Да кто то возразит что у Иоанна то он нес его сам на что можно ответить что Иисус Иоанна представляет из себя и абсолютно иной персонаж почти лишенный всего человеческого. Для него это не просто человек а воплощенный Логос – божество во плоти о чем сам Иисус говорит каждому встречному при любом удобном случае. Иоанн должно быть решивший как и во многих остальных синоптических сюжетах немного раскрасить сюжет с крестным путем посчитал что его Иисус как всесильное воплощенное божество должен сам пройти весь свой скорбный путь без чьей либо помощи. Вообще то говоря о том что же именно по идее всех евангелистов нес сам Иисус или Симон Киринеянин помогавший ему и что бы он действительно понес будь он историческим персонажем приговоренным к распятию в то время можно предположить что это могла быть либо горизонтальная планка либо если речь шла о столбе-Тау то ничего. Осужденному не было нужды нести что либо к месту своей казни так как столбы для распятия чаще всего были стационарными сооружениями. И если казни были массовыми а так чаще как правило и бывало то многосотенная или даже многотысячная толпа несущих поперечные балки преступников выглядела бы нелепо неудобно и непрактично.  Скорее всего осужденный вместе со своим собратьями по несчастью приводился в оковах на место казни где его привязывали уже к имеющейся конструкции – столбу-Тау с перекладиной сверху  и в некоторых случая пробивали гвоздями запястья и стопы сооружая подножку как можно судить об этом по некоторым останкам жертв этой казни если они конечно же достоверны.

 

Но теперь когда мы выяснили что в трех ранних источниках из четырех согласно евангельскому сюжету Иисус не нес своего креста или столба или перекладины а это делал абсолютно непонятный эпизодический персонаж Симон Киринеянин стоит обратить внимание на те слова что как утверждают евангелисты он говорил в адрес тех кто хочет следовать за ним. Для того чтобы понять что именно он предлагал своим будущим ученикам и увидеть насколько это логично звучит с учетом вышеприведенной информации я предлагаю взглянуть на следующие отрывки из синоптиков. Сказано более чем предельно ясно и красноречиво.

 

 

 

 

 

 

37 Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня;

38 и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня.

 

 

34 И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.

 

 

23 Ко всем же сказал: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.

 

24 Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною,

 

21 Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест.

 

 

25 С Ним шло множество народа; и Он, обратившись, сказал им:

26 если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником;

27 и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником.

 

 

То есть как мы видим идея выражена во всех трех источниках довольно ясно: кто хочет следовать за мной раздай все что имеешь возненавидь всех близких порви все старые отношения полюби меня больше сына дочери отца или матери и взяв свой крест понеси его за мной. Ну как вам такая просьба в свете всего вышесказанного? Ну да ладно с просьбами бросить все и возненавидеть родных еще как-то можно справиться (как знать быть может кого допекли родные или сварливая жена такая позиция и устроила бы) но что делать с открытой просьбой Иисуса взять свой крести и идти за ним? Учтите что сказано это было задолго до распятия и следовательно звучало бы как полная бессмыслица что в прямом что  даже в фигуральном смысле. Хотя могу ручаться чем угодно, что в те времена идиомы нести свой крест в смысле выполнять какой то труд просто не было. До факта распятия это звучало бы абсурдно и непонятно а после из уст его учеников с учетом того что Иисус своего креста столба или перекладины как мы видели в большинстве вариантов не нес по меньшей мере как лицемерие. Любопытно, что этой несуразицы в тексте никто так и не заметил даже в относительно недавнее просвещенное время. Поздние редакторы евангелисты вставляя все эти упоминания про крест должно быть так увлеклись вписывая все эти упоминания про следование за Иисусом взяв свой крест что как обычно в очередной раз просто не заметили абсурдности им написанного. Ниже приведена общая таблица всех упомянутых мной цитат.

 

 

 

 

 

 

 

5 Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему

6 и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои.

5 И выходили к нему вся страна Иудейская и Иерусалимляне, и крестились от него все в реке Иордане, исповедуя грехи свои.

3 И он проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов,

25 И они спросили его: что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк?

26 Иоанн сказал им в ответ: я крещу в воде; но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете.

27 Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня. Я недостоин развязать ремень у обуви Его.

28 Это происходило в Вифаваре при Иордане, где крестил Иоанн.

11 Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем;

12 лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым.

34 И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.

16 Иоанн всем отвечал: я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем.

17 Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу в житницу Свою, а солому сожжет огнем неугасимым.

22 После сего пришел Иисус с учениками Своими в землю Иудейскую и там жил с ними и крестил.

23 А Иоанн также крестил в Еноне, близ Салима, потому что там было много воды; и приходили туда и крестились,

24 ибо Иоанн еще не был заключен в темницу.

37 Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня;

38 и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня.

21 Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест.

28 Ибо говорю вам: из рожденных женами нет ни одного пророка больше Иоанна Крестителя; но меньший в Царствии Божием больше его.

29 И весь народ, слушавший Его, и мытари воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым;

30 а фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него.

25 Тогда у Иоанновых учеников произошел спор с Иудеями об очищении.

26 И пришли к Иоанну и сказали ему: равви! Тот, Который был с тобою при Иордане и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему.

24 Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною,

 

 

1 Когда же узнал Иисус о дошедшем до фарисеев слухе, что Он более приобретает учеников и крестит, нежели Иоанн, —

2 хотя Сам Иисус не крестил, а ученики Его, —

3 то оставил Иудею и пошел опять в Галилею.

 

 

49 Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!

50 Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!

51 Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение;

52 ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех:

53 отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей.

16 Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели.

17 И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа;

18 там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса

21 Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем.

22 Иисус сказал в ответ: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь? Они говорят Ему: можем.

23 И говорит им: чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься, но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим.

35 Тогда подошли к Нему сыновья Зеведеевы Иаков и Иоанн и сказали: Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим.

36 Он сказал им: что хотите, чтобы Я сделал вам?

37 Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей.

38 Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?

39 Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься;

40 а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано.

 

 

32 Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его.

33 И, придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место,

21 И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его.

22 И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место.

26 И когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом.

 

39 Проходящие же злословили Его, кивая головами своими

40 и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста.

29 Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: э! разрушающий храм, и в три дня созидающий!

30 спаси Себя Самого и сойди со креста.

 

 

18 И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле.

19 Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа,

20 уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.

15 И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари.

16 Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет.