Пилат и Варавва

 

 

Сюжет с участием Понтия Пилата довольно любопытен уже хотя бы с той точки зрения что он представляет из себя один из редких случаев во всем евангельском повествовании где персонаж вымышленный (Иисус) общается или молчит в присутствии персонажа реально-исторического (Понтия Пилата). Если исключить сцену суда в синедрионе где происходит подобного же рода сцена то весь сюжет с Понтием Пилатом как это справедливо отмечали многие исследователи является одной из тех лакмусовых бумажек что наиболее явно доказывают  литературно-вымышленный характер евангелий. Заметны две наиболее четкие тенденции. Обеление и оправдание Пилата от более ранней версии к поздней и расширение всего сюжета с добавлением деталей отсутствующих в ранних версиях. То есть как мы можем понять все евангелисты однозначно делали на сцену с Пилатом большую ставку именно в плане добавления своей истории большей историчности. Однако как мы видели к примеру в случае с Иродом Великим  у них не особо то и складно получалось вживить исторический персонаж в свой вымысел настолько гармонично чтобы он хоть мало-мальски соответствовал своим другим описаниям из реально объективных исторических источников. Как следствие этого и Пилат под пером евангелистов превратился в полную противоположность того кем он был в действительности.

 

Для евангелистов фигура одного из префектов Иудеи стала своего рода разменной монетой в их игре по созданию образа мессии-мученика. Знай тот что волею группки писцов его образ станет одним из самых известных во всей мировой истории и каких то 50-60 лет после его правления будет использован для создания начал новой религии он без сомнения очень и очень был бы удивлен так как если верить Флавию его 10-летнее правление в качестве префекта оказалось полным административным провалом. Все те бесконечные зверства, суды без следствия и самочинства что он учинял а также подкупы и мздоимства не прошли мимо кесарева уха и ока и Тиверий незадолго до своей смерти успел сместить его по обвинению в превышении полномочий. Тем не менее провалившись как политик и административное лицо сам того не зная Пилат волею евангелистов сделал головокружительную карьеру как самый известный в христианском мире римский чиновник всех времен. Что ж реши они взять к примеру период чуть позднее для своего вымышленного персонажа (Иисуса и всех прочих) его место было бы однозначно занято к примеру другими немалоизвестными префектами Порциусом Фестом или Гессием Флором. Но судьба (или евангелисты) распорядилась иначе. И как следствие этого мы имеем то что имеем.

 

Итак в самом первом из всех - евангелии от Марка сюжет с Пилатом относительно прост. Иисуса приводят к Пилату. Он пытается его допросить но тот либо немногословен либо молчит. На что тот естественно удивляется. И вот тут в игру вступает эпизод с Вараввой. Надо сказать еще что в ранних версиях то есть Марке и Матфее практически весь эпизод с Пилатом тесно связан именно с Вараввой. Этот без сомнения также вымышленный персонаж будучи разумеется не более чем плодом воображения евангелистов тем не менее призван сыграть в эпизоде Пилатова суда даже гораздо более важную роль чем сам Пилат.  Его основной задачей является показать не только милосердие Пилата его рассудительность и  стремление к предоставлению свободы выбора в любой ситуации но и выставление абсолютно в негативных тонах злобных иудеев которые настаивали с завидным упорством на римской позорной казни для невинного праведника и требовали отпустить убийцу и грабителя. Но помимо этого у Вараввы имеется и другая менее заметная роль. Не будь его в сюжете не было бы настолько заметно то насколько евангелисты исковеркали в противоположную сторону изначальный исторический прототип Пилата.

 

Отпуская по сюжету Варавву – мятежника и убийцу по желанию народа и стараниями Пилата евангелисты тем самым в самой отчетливой форме показывают насколько сфабрикованным является их Понтий Пилат в отличии от его реального исторического прототипа. Для успешного функционирования всего эпизода был придуман никогда не существовавший обычай отпускать одного узника на праздник а сам Понтий Пилат превратился в послушное орудие толпы и милосердного и справедливого римского правителя. Для того чтобы понять что ему сделать дальше он спрашивает у толпы кого ему отпустить и получив ответ – Варавву мятежника и убийцу - ничуть  не возражая спрашивает а что ему сделать с другим узником будто бы сам этого не знает и не получив ответа кроме как криков распни распни и желая сделать угодное народу все таки сдается. Ах как же все таки хорошо что реальный Понтий Пилат этого не читал иначе бы у него живого случился б приступ со смеху а мертвый он должно быть перевернулся бы раз сто в гробу ну или в своем фамильном склепе. Представить всякому знающему каков был реальный Понтий Пилат что он мог поступить именно так это значит в самой циничной форме подвергнуть свой мозг самому глумливому из издевательств над разумом. Но это лишь начало.

 

Некоторого апогея эта версия достигает именно у Матфея. Выйти еще дальше за рамки гарантированной иудофобии на все оставшиеся поколения было бы просто невозможно. Как и в версии Марка абсолютно бесхребетный Пилат идет на все уступки иудейской черни и священникам требующим отпустить известного своей дурной славой Варавву представляющего прямую угрозу спокойствию в провинции а значит и самому кесарю  и распять безвинного проповедника Иисуса. И это то в то время  когда именно стараниями таких как Варавва Иудея превратилась в самый неблагополучный регион во всей римской империи схожий с котлом с кипящим маслом. Вот только для того чтобы еще более обелить Пилата Матфей единственный из всех придумывает абсолютно вымышленный обычай умывать руки и заставляет проделать его Понтия Пилата. Ну и разумеется он немного выставляет Пилата и жертвой иудейских настойчивых требований так как идя на уступки кричащим он идет наперекор просьбе своей жены говорящей что видела плохой сон и просящей не трогать праведника Иисуса. Не послушавшись своей жены и ее сна в которых как известно выражалась воля богов  он таким образом еще и вынужденно идет наперекор их воле. Верхом же абсурда конечно является крик толпы: кровь его на нас и детях наших. Иудофобия на многие века обеспечена на все сто.

 

В версии Луки Пилат еще более стремиться выставить себя праведным и сбросить с себя ответственность за казнь Иисуса. Он сначала отправляет Иисуса к Ироду надеясь должно быть что тот отпустит его или управиться с ним сам но когда Ирод возвращает Иисуса Пилату он не просто идет на поводу у толпы как и в предыдущих версиях и спрашивает кого отпустить и что ему сделать с Иисусом но уже и трижды спрашивает почему именно его. И поняв что не может противостоять толпе и ее требованиям (эх ну где ж Пилат Флавия – матерый римский чинуша и солдафон приказавший некогда во время одного из бунтов своим переодетым солдатам бить всех возмущенных иудеев дубинками наотмашь не глядя?) приказывает вести Иисуса на казнь отпуская на свободу приличную для себя головную боль в лице убийцы и мятежника Вараввы. Представить большую бездарность на посту префекта отпускающего опасного мятежника в похожей на пороховую бочку Иудее идущего на поводу у толпы при ее любом капризе и казнящего неповинного проповедника через распятие просто равноценно тому как если бросить вызов всем возможным понятиям здравого смысла и логики.

 

Что же касается Иоанна то как и во многих остальных сюжетах мы видим дополнительную прорисовку образов и добавление таких деталей о которых синоптики и мечтать не могли. Но вместе с этим разумеется весьма очевидным становится и та абсурдная тенденция обеления Пилата что видна у синоптиков. Можно даже сказать что Иоанн расширив образ Пилата на свое усмотрение и добавив в него колоритности тем саамы оказал себе и своеобразную медвежью услугу так как именно эта детализация позволяет нам увидеть главный апогей попыток евангелистов обелить Пилата превратив его в конечном счете чуть лине в персонального адвоката Иисуса пытающегося выгородить его несколько раз перед кровожадной толпой иудеев и священников. Он в типично гностико-эллинистическом духе столь присущем Иоанну несколько раз вступает с Иисусом в философский диспут и несколько раз выводит его перед толпой с просьбой отпустить надеясь непонятно на что. При реальном Понтии Пилате действительно был период когда иудеи не обладали правом вершить исполнение приговора связанного со смертной казнью и эта традиция хоть и немного искаженная нашла свое отражение у Иоанна. Но все прочее как к примеру фраза Пилата возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины  и  решение отдать Иисуса солдатам для побоев и бичевания зная что он абсолютно невиновен и не просто зная но делая все возможное чтобы отпустить его зашкаливает все возможные пределы понимания.  Ну как могли ради всего святого иудеи не имевшие права вершить смертную казнь и для того пришедшие к Пилату взять кого либо и самостоятельно казнить причем традиционной римской казнью через распятие как это предлагает им Пилат???!!!

 

Как вышло так что Пилат чуть ли не вылезший из кожи вон в своих стараниях спасти Иисуса и полностью уверенный в его невиновности мог отдать его солдатам на бичевание???!!! Причем если для синоптиков Иисус должен был стать своего рода безгласным агнцем и молча идти на казнь то по версии Иоанна он весьма многословен хоть и речь его и ответы никак не увязываются с теми вопросами что ему задаются. Что в принципе вполне логично для беседы персонажа исторического вывернутого по всем своим качествам наизнанку и персонажа вымышленного. Иоанн как мы видим так и не определился до конца сюжета по какому именно обвинению иудейские священники привели Иисуса к Пилату. Если как самозваного царя то его непритязания  на царский трон должны были быть слишком очевидны в противном случае имелись бы действительно все основания распять его. Если же как сына божьего как позже утверждали те же священники то помимо абсурдности этого обвинения какое до этого было бы дело римскому префекту? Мало ли ходит по провинции юродивых утверждающих о своем о божественном происхождении. То есть выходило что привели Иисуса священники как утверждавшего что он божий сын но казни требовали для него от Пилата как для самозваного царя. Можно ли было сделать весь сюжет еще более противоречивым и нелепым? Тем не менее весь этот абсурд помноженный на двое проходит абсолютно незамеченным мимо всех тех кто когда либо читал эту сцену. Так или иначе так и не определившись в обвинениях в адрес Иисуса и составе его преступления Пилат которому по сюжету Иоанна все эти противоречивые обвинения должно быть под конец взорвали мозг все же сдается под напором толпы и отдает Иисуса солдатам. 

 

Марк

Матфей

Лука

Иоанн

 

1 Немедленно поутру первосвященники со старейшинами и книжниками и весь синедрион составили совещание и, связав Иисуса, отвели и предали Пилату. 2 Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он же сказал ему в ответ: ты говоришь. 3 И первосвященники обвиняли Его во многом.

4 Пилат же опять спросил Его: Ты ничего не отвечаешь? видишь, как много против Тебя обвинений. 5 Но Иисус и на это ничего не отвечал, так что Пилат дивился.

 

 

 

6 На всякий же праздник отпускал он им одного узника, о котором просили.

7 Тогда был в узах некто, по имени Варавва, со своими сообщниками, которые во время мятежа сделали убийство.

8 И народ начал кричать и просить Пилата о том, что он всегда делал для них.

9 Он сказал им в ответ: хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?

10 Ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти.

11Но первосвященники возбудили народ просить, чтобы отпустил им лучше Варавву.

12 Пилат, отвечая, опять сказал им: что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским?

13 Они опять закричали: распни Его.

14 Пилат сказал им: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее закричали: распни Его.

15 Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.

 

11 Иисус же стал пред правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь.

12 И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал. 13 Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя? 14 И не отвечал ему ни на одно слово, так что правитель весьма дивился.

 

 

 

15 На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели.

16 Был тогда у них известный узник, называемый Варавва;

17 итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом? 18 ибо знал, что предали Его из зависти. 19 Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него. 20 Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить.

21 Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву. 22 Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят. 23 Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят. 24 Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы. 25 И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших. 26 Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.

 

1 И поднялось все множество их, и повели Его к Пилату,

2 и начали обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем.

3 Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь.

4 Пилат сказал первосвященникам и народу: я не нахожу никакой вины в этом человеке.

5 Но они настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места.

6 Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин?

7 И, узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме.

 

 

 

13 Пилат же, созвав первосвященников и начальников и народ,

14 сказал им: вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его;

15 и Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не найдено в Нем достойного смерти;

16 итак, наказав Его, отпущу.

17 А ему и нужно было для праздника отпустить им одного узника.

18 Но весь народ стал кричать: смерть Ему! а отпусти нам Варавву.

19 Варавва был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство.

20 Пилат снова возвысил голос, желая отпустить Иисуса.

21 Но они кричали: распни, распни Его!

22 Он в третий раз сказал им: какое же зло сделал Он? я ничего достойного смерти не нашел в Нем; итак, наказав Его, отпущу.

23 Но они продолжали с великим криком требовать, чтобы Он был распят; и превозмог крик их и первосвященников.

24 И Пилат решил быть по прошению их,

25 и отпустил им посаженного за возмущение и убийство в темницу, которого они просили; а Иисуса предал в их волю.

 

28 От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху. 29 Пилат вышел к ним и сказал: в чем вы обвиняете Человека Сего? 30 Они сказали ему в ответ: если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе.

31 Пилат сказал им: возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его. Иудеи сказали ему: нам не позволено предавать смерти никого, — 32 да сбудется слово Иисусово, которое сказал Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет. 33 Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский?

34 Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне? 35 Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал? 36 Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда.

 

 

 

37 Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.

38 Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем.

39 Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?

40 Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник.

 

 

 

1 Тогда Пилат взял Иисуса и велел бить Его.

4 Пилат опять вышел и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины.

5 Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек!

6 Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины.

7 Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим. 8 Пилат, услышав это слово, больше убоялся.

9 И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа.

10 Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя? 11 Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе.12 С этого времени Пилат искал отпустить Его. Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю.

13 Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифостротон, а по-еврейски Гаввафа. 14 Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш! 15 Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря. 16 Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели.