Свидетели распятия

 

 

 

 

 

 

55 Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему;

56 между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Зеведеевых.

 

40 Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия, 41 которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим.

 

49 Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это.

 

25 При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. 26 Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. 27 Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.

 

 

Кто же по сюжету и по задумке евангелистов был главным свидетелем всего этого действа? Марк говорит о нескольких женщинах стоявших вдали и перечисляет в их числе Марию Магдалину - Марию мать Иакова меньшего и Иосии и некую Саломию. Кто они такие и чем отличились особым, что были выделены из всей толпы галилеянок стоявших вдали для читателя Марка в его нынешней форме без опоры на другие евангелия так и осталось бы тайной за семью печатями так как все три упоминаются впервые без какой либо опоры на предыдущие эпизоды с их участием. Я уже как то говорил что если учесть что список приведенный у Марка касательно братьев Иисуса где упомянуты и Иаков с Иосией хоть как-то был синхронизирован с общей канвой повествования то можно считать крайне любопытным совпадением нахождение среди этих трех женщин именно Марии матери Иакова и Иосии. Какова вероятность встретить тезку своей матери, чьи сыновья носят те же имена что и твои братья?

 

В то же время пожелай Марк поместить по сюжету средь женщин мать Иисуса он бы так и сказал об этом безо всяких обиняков. Еще большей загадкой остается Саломия. Кто она в сюжете и почему упомянута, полностью предоставлено на волю читательскому воображению. Матфей можно сказать практически списал Марка за исключением того что добавил в качестве третьего персонажа не Саломию а мать сыновей Зеведеевых. И говори мы о реальном биографическом сюжете и полной синхронизации описываемых событий можно было бы предположить, что Саломия Марка и есть мать сынов Зеведеевых. Но мы говорим о продукте литературного вымысла и как минимум о некоей литературной традиции, а значит, мать Иакова и Иоанна в воображении Матфея могли звать как угодно. Самым же лаконичным описанием является то что приведено у Луки. Автор просто не стал особо сильно заморачиваться перечислением тех, кто стоял и издали за всем наблюдал. У него это просто некие галилеянки из числа последовательниц Иисуса. Такова синоптическая традиция.

 

Что же касается Иоанна то как известно он любил отличиться от всех остальных и в полном контрасте к Луке не просто перечисляет  всех поименно и помещает в их число мать Иисуса но и располагает всех свидетелей непосредственно у креста. Это, несомненно  было сделано для того чтобы ввести в сюжет эпизод о передаче под опеку любимого ученика своей матери. Однако здесь есть два момента, которые ставят всю сцену и вовсе под другим любопытным углом. Если верить Иоанну то у креста стояли трое. Мария мать Иисуса – Мария Клеопова сестра его матери и Мария Магдалина. То есть по сути дела три Марии. Однако получше вчитавшись мы обнаружим что стоим перед любопытной дилеммой – либо же родители Марии матери Иисуса были лишены по задумке Иоанна всякой фантазии что назвали обеих дочерей Мариями а если эта Мария была двоюродной сестрой Марии матери Иисуса то ее, то есть фантазии были лишены ее дядя и тетя либо же при кресте стояло четыре человека а именно Мария мать Иисуса - ее неназванная сестра -  Мария Клеопова и Мария Магдалина. Вся проблема в том что в древних свитках не было запятых и прочих знаков препинания и понять этот отрывок можно было по-разному в стиле классического казнить нельзя помиловать. Но это даже не главная любопытная деталь этой сцены.

 

Главной изюминкой евангелия от Иоанна является такой пресловутый персонаж как любимый ученик. Конечно же, традиция говорит однозначно о самом Иоанне как этом самом любимом ученике но как мы увидим сейчас по задумке автора этой сцены впрочем, как и всего евангелия, любимым учеником, как ни странно могла быть Мария Магдалина. Это довольно старый аргумент и не я его автор, да и вдобавок ко всему все предыдущие исследователи упоминавшие его всеми силами пытались доказать его историчность или неисторичность в то время как я рассматриваю его всего лишь как литературный эпизод и для меня абсолютно не важно кто именно был тем самым любимым учеником.  Мне всего лишь хотелось бы обратить ваше внимание на этот довольно любопытный с литературной и логической точки зрения эпизод. Итак вот что делает его необычным.  По версии Иоанна Иисус обращается к матери говоря се сын твой и к любимому ученику се мать твоя и все полагают что таким образом он говорит Иоанну вот мать твоя а матери своей про Иоанна вот сын твой.

 

Но если же отбросить все стереотипы и посмотреть на эту сцену в более правильном переводе и с учетом объективных фактов то получится следующее. Все стоящие при кресте четко перечислены и сколько бы их ни было трое или четверо все они женщины и Иоанна здесь даже рядом нет. На это библеисты любят говорить, что автором евангелия был Иоанн и, разумеется, он не упомянул из скромности о своем присутствии у креста. На что очень легко можно возразить что во первых нигде даже в синоптиках не упомянуто о присутствии Иоанна не вблизи не вдали от креста во вторых даже если б Иоанн как евангелие  был хоть малость историчен можно было бы с полной стопроцентной уверенностью говорить о том что его автором не был тот самый Иоанн сын Зеведея на которого намекают фундаменталисты христиане. В пользу этого говорят просто тонны аргументов самого различного характера, с которым при желании вы всегда можете, мало-мальски заинтересовавшись этим вопросом ознакомиться. Теперь же если принять что по сюжету автора Иоанна у креста стояли три или четыре женщины и Иисус опять же по сюжету обратился к кому то из них, то самым подходящим кандидатом была бы именно Мария Магдалина. И это несмотря на то, что нигде до этой сцены про нее у Иоанна нет ни слова и было бы еще более неясно чем даже у синоптиков где она стоит поодаль и в числе других почему ей оказана такая честь быть в центре самых главных событий - находится у самого креста в числе центральных фигур и позже также в отличии от синоптиков в одиночку быть свидетельницей пустой гробницы и первой собеседницей воскресшего  Иисуса.

 

Тем не менее, с учетом всех этих факторов сцена у креста могла выглядеть вот так. Иисус, видя мать свою  и Марию Магдалину у креста говорит матери не се сын твой а вот взгляни на сына твоего или послушай сына твоего то есть имеет в виду себя а не то что сыном станет теперь Иоанн и лишь потом, взглянув на Марию Магдалину говорит вот Мать твоя. И с этого момента любимый ученик (ученица) то есть Мария Магдалина по сюжету автора Иоанна взял(а) Марию мать Иисуса к себе в дом.  Что еще и побочно подтверждает тот факт что по версии автора Иоанна Мария Магдалина была уважаемой и небедной галилеянкой и могла позволить себе взять к себе кого либо в свой дом. Однако я слишком увлекаюсь и уподобляюсь тем текстуальным критикам и библеистам что принимают все подобные истории за некие исторические факты, а не как литературный вымысел коими евангелия и являются.

 

Иосиф Аримафейский

 

 

 

 

 

 

57 Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса;

58 он, придя к Пилату, просил тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать тело;

59 и, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею

60 и положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился.

61 Была же там Мария Магдалина и другая Мария, которые сидели против гроба.

 

 

62 На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвящен ники и фарисеи к Пилату 63 и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну; 64 итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого. 65 Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете. 66 Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать.

 

42 И как уже настал вечер, — потому что была пятница, то есть день перед субботою, —

43 пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату, и просил тела Иисусова.

44 Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер?

45 И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу.

46 Он, купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе, который был высечен в скале, и привалил камень к двери гроба. 47 Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали.

 

50 Тогда некто, именем Иосиф, член совета, человек добрый и правдивый, 51 не участвовавший в совете и в деле их; из Аримафеи, города Иудейского, ожидавший также Царствия Божия,

52 пришел к Пилату и просил тела Иисусова;

53 и, сняв его, обвил плащаницею и положил его в гробе, высеченном в скале, где еще никто не был положен.

54 День тот был пятница, и наступала суббота.

55 Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось тело Его;

56 возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди.

 

38 После сего Иосиф из Аримафеи — ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, — просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса.

39 Пришел также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принес состав из смирны и алоя, литр около ста.

40 Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.

41 На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен.

42 Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко.

 

 

Происхождение

 

 

Матфей

Псалмы-Исайя

 

33 И, придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место, 34 дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить.

 

 

20 Ты знаешь поношение мое, стыд мой и посрамление мое: враги мои все пред Тобою. 21 Поношение сокрушило сердце мое, и я изнемог, ждал сострадания, но нет его, - утешителей, но не нахожу. 22 И дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом. 23 Да будет трапеза их сетью им, и мирное пиршество их - западнею; 24 да помрачатся глаза их, чтоб им не видеть, и чресла их расслабь навсегда;

 

 

35 Распявшие же Его делили одежды Его, бросая жребий; 36 и, сидя, стерегли Его там;

 

 

18 Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище;

19 делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий.

 

16 Сила моя иссохла, как черепок; язык мой прильпнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной. 17 Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои.

 

 

41 Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили: 42 других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него; 43 уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему.

 

7 Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе. 8 Все, видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивая головою: 9 "он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден Ему". 10 Но Ты извел меня из чрева, вложил в меня упование у грудей матери моей. 11 На Тебя оставлен я от утробы; от чрева матери моей Ты - Бог мой.

 

 

45 От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого; 46 а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? 47 Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он.

 

Псалом 21

1 Начальнику хора. При появлении зари. Псалом Давида.

2 Боже мой! Боже мой! [внемли мне] для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего. 3 Боже мой! я вопию днем, - и Ты не внемлешь мне, ночью, - и нет мне успокоения. 4 Но Ты, Святый, живешь среди славословий Израиля. 5 На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавлял их;

 

 

38 Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.44 Также и разбойники, распятые с Ним, поносили Его.

 

 

9 Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его.