У истоков религии.

 

Теперь, когда мы более или менее рассмотрели основные моменты, на которых держится все евангельское повествование мне хотелось  бы как я и обещал в самом начале немного поговорить о том какие именно объективные исторические факторы стояли за возникновением изначального христианства и в более широком смысле как так вышло что ныне в мире господствует парадигма или образ мышления, за которым стоит одна из величайших фабрикаций в истории человечества. В самом начале мы уже разбирали возможные предпосылки возникновения новой религии позже ставшей именоваться христианством и я тесно увязал их со временем правления династии Флавиев и пропагандистской деятельностью главного, на мой взгляд, и ключевого персонажа во всей этой истории человека известного нам как Иосиф Флавий. Теперь бы мне вновь хотелось немного поговорить о том, как возможно шла компиляция источников и с какой целью. Но сначала несколько рассуждений на сей счет, которые нам помогут лучше понять все нижеизложенное.

 

В ходе своего анализа я не мог не придти к выводу, что само христианство как религия  для мировой истории явление уникальное хотя бы уже потому что не существует другой такой конфессии в которой главной ключевой фигурой был бы литературный персонаж. Причем не просто вымышленный, но собранный как мозаика из сотен различных кусочков позаимствованных изо всех возможных учений, имевшихся в наличии на тот момент. Практически ни одно не осталось в стороне. Как результат на выходе получился довольно многоликий и весьма противоречивый персонаж. Все остальные основатели религий были вполне осязаемыми историческим персоналиями и не представляют из себя столь несовместимое смешение различных черт характера и идей. Но даже не это должно бы удивить нас больше всего, но уже сам факт полного отсутствия, каких либо исторических упоминаний вообще хотя бы в намеках о подобной личности. То кто хотел чтобы будущие поколения вывихнули себе все извилины, пытаясь найти хоть какие-то осязаемые альтернативные исторические источники по времени в которое якобы жил и творил чудеса главный персонаж новой религии сделали все что было в их силах и даже более чтобы никаких подобных источников вообще не осталось а тот единственный на который можно положиться (Иосиф Флавий) был бы по какому то очень странному стечению обстоятельств ни много ни мало своего рода историческим зеркалом той обстановки или фона в рамках которого и происходят все действия евангелий. Одним слово ситуация для общей истории уникальная.

 

В самом деле, если бы мы попытались представить в наше время нечто подобное, то нам было бы очень сложно понять, как такое оказалось возможным в то время в принципе. Представим себе что грубо говоря завтра возникает некая секта которая будет утверждать что около 75-80 лет тому назад где то примерно по нашей хронологии во время до непосредственного начала Второй мировой войны жил и творил чудеса некий учитель пророк и целитель считавший себя воплощением вселенской мудрости и погибший или казненный в ходе репрессий или взятый в плен к примеру нацистами и расстрелянный за свое учение. Однако хоть и погибший, но по свидетельству неких самых близких его последователей явившийся им живым на третий день с просьбой распространять его учение и далее. Никаких своих записей он не оставил впрочем как и не осталось практически ни одного живого свидетеля его деяний а все происходившие с ним события записаны якобы со слов тех немногих выживших кто в свое время слышал о его деяниях от тех кто общался с якобы его последователями. И вдохновил на написание его биографий так и не разу не изложенных за 80 лет никто иной, как некий дух, которого он при жизни считал своим родителем. При этом приверженцы этой секты станут утверждать что воскреснув и явившись ученикам он ни много ни мало вознесся во плоти на небо и обещал вернуться очень скоро - по его словам пока еще будут живы те кто слышал его речи. Но вот уже прошло лет 80 и его пока не видно, но надежда как говорится, умирает последней и возможно кто-то мог неправильно понять его слова, так что ждем и верим. Ну и самое главное тому, кто верит в него не имея никаких доказательств о нем прощено сразу все.

 

Скажите уважаемые вот если б вы услышали такое из уст, какого нибудь приверженца подобной новой религии не посчитали бы вы его немного сдвинутым сектантом? А если бы он к тому же начал говорить вам о своем спасителе а вы бы заметили что вся его с позволения сказать биография – 90% которой никому не известна и все его деяния подозрительно напоминают то что делали  довольно хорошо известные вам исторически задокументированные личности жившие до того и о которых известно гораздо больше и лучше? Не появились бы у вас подозрения что вся та противоречивая биография о которой вам говорят адепты этой новой религии причем каждый на свой лад является не более чем как минимум мифологизированной версией жизни какого-то реально жившего человека использованного для того что бы создать новый и необходимый для их учения образ. А в худшем просто коллективным плодом фантазии тех, кто решил создать это новое учение, для каких то своих целей. Причем при первом прочтении биографии этого необычного гуру времен начала второй мировой невозможно поспорить с теми скупыми упоминаниями исторического характера, что имеются в этой биографии. Все имена и фамилии его современников названы верно и реальные исторические источники подтверждают что они действительно в это время жили. Даже имена и фамилии главного судьи и его единомышленников приговоривших к расстрелу этого основателя нового учения названы верно  и у вас на руках есть документы лично подписанные этими деятелями в связи с другими делами но не этим. В архиве вы видите их реальные фото и это вроде бы дает вам все основания считать, что они то его действительно и приговорили. Но есть множество смущающих моментов как, к примеру, отсутствие почти всей его достоверной биографии за исключением пары эпизодов рождения и детства и лишь сбивчивое и противоречивое описание того что он делал за год перед казнью. Верить или не верить?

 

Как не странно у этого учения несмотря на его очевидную абсурдность появляется все больше и больше последователей с каждым днем и вскоре возможно когда вы состаритесь то станете свидетелем того как оно становится своего рода чуть ли не общепринятой догмой и уже ваши внуки и их дети станут искренне верить в того мученика что спасал и исцелял находясь в заточении и был несправедливо убит но победив смерть показал что все возможно и вознесшись на небо обещал вернуться. Да уже прошло намного больше времени чем то о котором он говорил но ведь и написана то его биография из третьих уст и возможно кто-то мог ошибиться и он все таки вернется. Главное верить. Очень скоро это учение становится официальной религией вашего государства и уже ваши правнуки искренне верят в того же спасителя и чудотворца показавшего пример милосердия и творившего чудеса. И неважно, что о нем никто из современников не знал.  Кто то начинает говорить что прошло ведь уже как минимум лет триста с тех пор и конечно же о нем не может быть никаких свидетельств поэтому просто верьте и не задавайтесь целью что-то проверить. К этому времени тот самый столб, у которого он был расстрелян, становится культом поклонения и на месте где его погребли после казни с тех пор превратившееся в безжизненный пустырь без единого намека что здесь когда либо что то такое происходило строиться большой храм куда могут приходить все верующие. Не имея никаких описаний его внешности, создатели его рукотворных образов которые якобы творят чудеса и исцеляют, пишут кто как знает, полагаясь исключительно на свою фантазию.  И пошло поехало. Вскоре даже учреждается комиссия преследующая всех тех кто считает все это не более чем вымыслом.

 

Полагаю что эта аллегория более чем достаточный пример того как именно все происходило с первой христианской сектой. Все современники ее зарождения искренне считали ее учение наглой выдумкой и лживым тщетным суеверием и разумеется, были на все сто процентов правы. Первые писания появившиеся и обретшие популярность лет через 70-80 после якобы того времени которое они описывают,  были всего лишь плодами литературной фантазии помещенной в условия квазиисторической действительности Палестины начала первого века н.э. В них есть пара тройка персонажей которые реально существовали и подтверждены твердой историей но все остальные не более чем плод подчас больной фантазии евангелистов. Чтобы еще более наглядно понять мою точку зрения представьте себе что как в приведенной мною выше аллегории с сектой кто то в наше время решил написать своего рода исторический роман о временах второй мировой войны типа Унесенных ветром ну или детектив типа приключений Шерлока Холмса и Доктора Ватсона разместив в том времени всех своих персонажей. Чтобы придать ему своеобразную атмосферу историчности и правдоподобности он приводит биографии различных исторических персонажей и их действий и это все однозначно можно подтвердить множеством побочных источников. Он описывает к примеру места которые есть или были в реальной жизни и которые можно посетить и помещает в них своих персонажей. Если это роман с описанием битв и всяческих сражений то будут приведены самые что ни на есть реальные факты, связанные с этими сражениями вплоть до имен полководцев и главнокомандующего. Но загвоздка будет в следующем.

 

Главный персонаж впрочем как и все основные персонажи будут полностью вымышленными от начала и до конца включая их характеры привычки слова и действия. Но они будут действовать страдать любить и умирать в атмосфере абсолютно реального исторического времени.  Что же скажете вы это излюбленный прием всех новеллистов и романистов. Согласен с вами на все сто. Однако ни кому из них в голову никогда не придет мысль ставить в заведомо известный достоверно исторический период вымышленный персонаж который говорит и действует вопреки всем известным в то время законам и порядкам будучи полон анахронизмов и несовместимостей.  Никто не заставит этот персонаж делать заведомо нереальные вещи в фантастичности которых ни у кого из читателей не возникнет ни капли сомнений. Хотя стоит признать, что такие литературные опусы хоть и в небольшом количестве, но имеются. Взять хотя бы к примеру персонаж Линкольна как охотника на вампиров. Но эти произведения скорее исключения чем правило. И даже в этой ситуации никто не станет утверждать что все описанное им чистая правда и должно стать базой для нового душеспасительного  учения.  Кто к примеру станет всерьез пытаться доказать историчность Шерлока Холмса или Эркюля Пуаро или той же Скарлетт О’Хара? Хотя, конечно же, не исключено что именно в то время по какому-то странному стечению обстоятельств неизвестному даже самому романисту и существовал один или множество персонажей максимально близких к вымышленному им многие десятилетия спустя. Но, то, что писатели и поэты часто бывают как пророками предвидящими появление некоторых личностей, так и наоборот же угадывающих существование в прошлом других уже тема для совсем отдельной истории. Речь у нас идет сейчас немного о другом. И для того чтобы уже наверняка наиболее полно представить себе всю ситуацию с евангелиями расскажу как я предполагаю это могло иметь место быть.

 

В начале девяностых годов первого века н.э. группой греческих писцов возможно с иудейскими корнями в третьем поколении  в диаспоре на заказ пишутся в очень общих чертах первые версии протоевангелий. За основу взято время конца первой четверти этого же века, а место Галилея и Иудея. Главным персонажем должен стать поначалу простой галилейский проповедник, учащий в духе стоиков и призывающий к ненасилию. Он любимец простого народа и рыбаков, живущих в различных городках по периметру Галилейского моря. Странствуя по всей Галилее, он совершает исцеления и призывает к покаянию.  Но придя в Иерусалим, оказывается схвачен и казнен, после чего якобы является своим последователям, как ни в чем ни бывало с напутствием идти и проповедовать дальше. Для наибольшей историчности собираются все имеющиеся достоверные исторические источники говорящие про обстановку в Галилее и Иудее в это время но их судя по всему немного и единственным таковым оказывается никакой другой как сам Иосиф Флавий и его Иудейская война и Древности.

 

По сути дела  период 26-36 гг. н.э. когда и происходят по воле евангелистов все указанные ими события является и сейчас  своего рода фантомной зоной или белым пятном для всех историков и о нем вы не найдете особо богатой информации практически нигде за исключением пары страниц возможно у самого Флавия или еще где-то. И потому не станет удивительным что та историческая и географическая обстановка что принята как фон для евангелий представлена людьми никогда не жившими в Палестине и слышавшими о ней лишь из пятых уст как нечто совсем противоположное тому что должно было быть по идее. Именно поэтому как я и говорил как-то в начале читая евангелия мы оказываемся во всех отношения в своего рода особой евангельской альтернативной вселенной, где Палестина представлена как некое Зазеркалье в пику неизвестной нам ирреально существовавшей и там возможно абсолютно все даже откровенно бросающее вызов логике и здравому смыслу. И потому сам Иосиф Флавий и его труды не просто являются единственно возможным источником для создания евангельской Палестины, но и своего рода тем пресловутым историческим бутылочным горлышком или призмой пройдя сквозь которую евангелия как квазиисторические произведения и стали именно тем, чем мы их знаем.

 

Однако не столько удивительно то, что на эти произведения купилось со временем столько людей и даже не то что впоследствии эти вымышленные истории стали основой для нового учения довольно агрессивно занявшего основное место в жизни большинства но то что люди, которые писали эти псевдоисторические произведения, исполненные на две трети вымышленными персонажами создавали с чистого листа никогда не существовавшую историю первых лет христианства известную ныне как Деяния и отлично сами понимали, что создают так сказать альтернативную ветвь истории или фантомную вселенную населенную исключительно плодами их собственных фантазий. Необходимо было ретроспективно заполнить те 60-65 лет, что были между вознесением их главного персонажа и временем, в которое они жили сами, чтобы впоследствии потомки, основываясь исключительно на их писаниях, а не на объективных исторических источниках  всерьез полагали, что становление христианства в первые годы именно так и происходило. Как это всегда и бывает новая идеология создавала ретроспективно для себя новое прошлое, чтобы обеспечить новое светлое будущее.

 

И в основе всего этого главным стержнем стояли личности, как самих Флавиев, так и их послушного главного исполнителя и цензора Иосифа. То есть по большому счету так или иначе именно он стал своего рода крестным папочкой нового детища позже разросшегося и окрепнувшего настолько, что смогло поглощать страны и целые народы. Поэтому совсем не стоит удивляться и тому, что о том времени касательно именно истории самой Палестины не осталось практически никаких свидетельств или достоверных источников кроме одного и довольно неоднозначного, а именно трудов Иосифа Флавия. Как следствие теперь мы верим в ту вымышленную историю, что некогда была подсунута заместо действительно имевшейся. Ну и как следствие всего этого все последующие жития и мучения святых, а также многочисленные агиографии и так называемые апокрифы, разумеется, также были в большинстве своем не более чем подлогом, рассчитанным на то чтобы подогревать религиозную истерию в различное время. В этом же духе я серьезно подозреваю, что пока Церковь творила историю в самом прямом смысле этого слова сочиняя ее с чистого листа и происходило это преимущественно в так называемые темные века вся реальная история проходила мимо и таким вот образом в какой то момент были с легкой руки писцов более позднего периода присочинены пара лишних веков. А кто следил то?

 

Говоря об этом на полном серьезе стоит признать, что мы не знаем достоверно даже какой сейчас год, так как Церковь спутала все карты в первые несколько веков своего становления активно как я указал это выше придумывая новые события и вымышленную историю. У того факта что вся наша хронология стоит как колосс на глиняных ногах на некоей дате вымышленного события никогда не имевшего места в реальной исторической действительности весьма и весьма серьезные последствия. Христианство же вышедшее из лона Римской империи и созданное ею от начала и до конца со временем, когда пала эта самая империя перевело всю свою хронологию “от основания града” общепринятую в Риме на другую от Рождества Христова. Случилось же это как я и говорил когда то ни много ни мало, а аж в середине шестого века н.э. под руководством некоего Дионисия Малого. А так как время это было для Европы довольно неспокойным как в политическом религиозном экономическом, так и в климатическом смысле этого слова то никто не ручается за то что переведя хронологию с одних рельс на другие Церковь не подмахнула сюда и пару лишних веков. Так что ныне вполне может быть и не 2014 год от события никогда не имевшего места, но и 1615 и 1535 и 1725 на ваше предпочтение от любой нравящейся вам точки в истории. Одним словом абсолютно любой в диапазоне разницы от 150 до 475 лет минусом к названной общепринятой цифре.

 

 

Подводя же итог всему вышесказанному можно с твердой уверенностью заявить что главной задачей, которую преследовали писцы евангелисты по заданию свыше была все той же что и всегда при создании любой секты. Великое восстание в Иудее и Галилее и те неисчислимые жертвы что понесли римляне как в этой войне так и в последующих  требовали введение новой идеологии которая разделила бы иудеев диаспоры от тех беженцев что хлынули из Палестины в Европу и распаляли обстановку на местах по всей империи. Для этого было предложено учение, которое предлагало мирного проповедника и целителя и продвигало программу выгодную Риму. Иудеи выставлялись в самых темных тонах и должны были вызывать к себе отвращение. Римляне же наоборот были всегда мягки и дружелюбны даже в лице Понтия Пилата стремившегося дать свободу Иисусу. Это пропагандистское произведение или ряд произведений должны были привести к некоторому затишью и сломить силы разжигателей смут и восстаний. Таким образом обезопасив себя от новых восстаний со стороны иудеев диаспоры которых на это могли подстрекать беженцы из Палестины можно было подумать и о внешней политике империи. Это было весьма умелое применение информационного концептуального оружия без особых кровавых затрат и оно вскоре дало свои первые плоды. Разумеется, что новая секта со своими убеждениями еще долгое время не могла найти себе прибежища так как всем было понятно что новоиспеченные христиане преследовали своей целью куда бы они не шли разделение и распри в народе.