Часть 2. Евангелия как литературные произведения

и их текстуальный анализ.

 

Общая картина.

 

Теперь когда я в общих чертах сумел показать кем мог быть приблизительно тот исторический прототип что позже под многими наслоениями стал евангельским Иисусом из Назарета стоит перейти к изложению моей теории относительно того как получилось что сегодня мы имеем то что имеем и отчего вышло так что от исторического прототипа остался всего лишь общий каркас заретушированный множеством поздних и намеренных наслоений. Для этого как бы это не казалось сложным необходимо априори принять как факт пару утверждений, чья вероятная правота и должна, в конечном счете, показать верность моей теории. А именно то что личность Иосифа Флавия кем бы он на самом деле не являлся и его труды являются главной отправной точкой и стержневым понятием для всей новозаветной текстуальной и культурной критики и что именно его труды как следствие вышеизложенного являются своего рода историческим культурным и литературным фундаментом для всех четырех евангелий. Аналогов этим произведениям по количеству перекрестных ссылок, с чем либо кроме Иосифа и его трудов просто нет ни по одному возможному фактору.

 

Кстати говоря об аналогах как то мне пришла в голову довольно забавная мысль что если евангелия и труды Иосифа сопоставить между собой то по историческому культурному и религиозному фону для любого хоть мало-мальски знакомого с этими произведениями может показаться что в Евангелиях мы вроде бы имеем практически ту же культуру историю и географию в тех же временных рамках но создастся впечатление будто авторы побывали, в какой то альтернативной реальности – и Иудея с Галилеей и Самарией вместе с остальными странами в придачу это не те, что описаны у Флавия, а словно взятые из параллельного мира, где все вроде бы и так как надо но и есть настолько любопытные отличия, что волей неволей начинаешь недоумевать. Ну, или если взять другой пример, то возникает чувство что евангельские истории и сопутствующий им фон представляют из себя некую карикатуру или комикс снятую с реального мира или очень плохого качества ксерокопию. Если в трудах Иосифа также пусть и не в столь открытой форме можно найти приукрашивание и недосказанности и мир Палестины первого века нашей эры показан более менее объективно то тот мир, в котором живут персонажи евангелий это своего рода Палестина в Зазеркалье, где возможно благодаря фантазии составителей абсолютно все и даже самое невероятное.

 

Хорошим примером является Война и Мир Толстого Унесенные ветром Маргарет Митчелл или Три мушкетера Дюма где параллельно с объективно историческими фигурами реально существовавшими в то время мы имеем кучу привнесенных и искусственных. Что, разумеется, не умаляет эти бессмертные произведения как литературные шедевры. То же можно сказать и о евангелиях. Если рассматривать их исключительно как произведения литературные, несмотря на все их несхождения и прочие неувязки то в этом отношении они действительно шедевральны ибо заставили верить в описанные в них события и в описанных в них персонажей, в том числе и в самого главного, не будучи свидетелями событий миллиарды и миллиарды людей по всему миру на протяжении последних двух тысяч лет и разумеется, достигли своей цели на все 1000 процентов ибо что еще им нужно от читающих как слепая вера в персонаж без прямого свидетельства. Можно даже больше сказать.

 

Ныне существуют фан клубы поклонников различных саг и эпопей которые не просто считают культовым то или иное произведение и хотят верить в реальность всего описанного но и живут философией которым проникнуто произведение. Есть фан клубы поклонников Властелина колец Гарри Поттера Игры Престолов Звездных войн Звездного пути Матрицы Хроник Нарнии и прочих эпических произведений. Поклонники – наиболее фанатичные из этого числа создают из мира описанного там самую настоящую религию и живут этим миром. В психологии это явление называется эскапизмом. Нежелание брать на себя полный груз ответственности и нести мир на своих плечах фигурально выражаясь. Этот же механизм с самого начала эксплуатировали  и евангелия. Их задачей было дать людям уютную сказку о мирном спасителе проповеднике и целителе – защитнике бедных сирых и обездоленных. Именно из этих классов и появились первые так называемые христиане. Идея внешнего спасителя очень эффективна на самом деле и до сих

пор эксплуатируется писателями сценаристами создателями комиксов и прочими людьми творчества. Всем нужен кто-то кто будет его личным ходатаем перед сильными мира сего и несправедливостями этого мира причиной которых, как правило, первые и являются.

 

Идея супермена который всегда рядом и на самом деле выглядит как обычный человек но может придти в любую минуту на помощь довольно заманчива и это необходимо признать. Так был создан миф и культ. И именно из него и произросли впоследствии все остальные сопутствующие ему обстоятельства. Можно даже сказать, что христианство на самом деле начинало как своего рода довольно безобидный фан клуб почитателей сверхчеловека Иисуса, который поможет всем и всегда и никому не откажет. Но со временем и в плохих руках он выбился из под контроля и стал всего лишь инструментом для наживы. Евангельский Иисус как полностью собирательный образ духовного супермена отдавшего жизнь за всех людей ценой своей крови стал идолом и иконой (что по греч. образ или образец) для подражания. То же происходит сейчас и уже довольно давно и с персонажами  тех саг что я перечислил выше. И на этом делают неплохие деньги. Продаются книги майки кепки ручки кружки и копии артефактов связанных с абсолютно вымышленными персонажами.

 

Имея все это в виду стоит приступить к изложению своей теории относительно того как именно писались евангелия поэтапно и возможно под конец этого изложения будет ясно и кем что я попытаюсь также подтвердить множеством различных аргументов. Если воспринимать евангелия и всю околоевангельскую литературу именно как художественное произведение с присущими ему элементами приукрашивания и намеренного или случайного по не знанию искажения фактов то будет очень просто понять механизм их составления, о котором я уже частично сказал выше. Но за этим должна была стоять и какая то сильная мотивация принуждавшая написать каждое из них так а не иначе и вот об этом мне и хотелось бы немного сказать ниже.

 

У ряда исследователей в том числе Atwill-a  и Carrington-aнесмотря на многие минусы в их теориях есть довольно важные замечания которые к сожалению теряются в массе последующих сильных натяжек и предположений не основанных ни на чем но которые если их правильно воспринять и использовать в нужном месте то они как кусочки мозаики поставленные в нужное положение дополняют общую картину. Так у обоих очень важной является идея о причастности Флавиев и Иосифа к написанию евангельской литературы и о том что прототип евангельского Иисус стоит искать во времени Первой Иудейской войны. И как мы видели эти поистине бесценные подсказки открыли довольно широкие горизонты для исследований и дали нам возможность докопаться до личности реального возможного прототипа евангельского Иисуса. Однако оба автора на этом и останавливаются, и вся их дальнейшая текстуальная критика строится практически ни на чем. Более того никто из них так и не называет имя истинного прототипа мятежного идейного лидера. В то время как мы выявив его хотим теперь понять мотивы того почему этот образ был так густо присыпан поздними наслоениями что превратился в то что мы ныне видим. И это возможно сделать, сославшись еще на пару предположений сделанных у тех же авторов и расширив их своими собственными догадками.

 

Итак главная идея высказанная в их трудах заключается в том что для того чтобы как то усмирить по окончанию Иудейской войны очаги мятежей и обезопасить себя от дальнейших смут Флавии задумали создать образ мирного духовного мессии – спасителя всех людей и защитника слабых сирых и обездоленных то есть проще говоря вместо военного лидера дать людям доброго пастыря творящего чудеса и великие исцеления и проповедующего ненасильственное сопротивление. То есть как я и говорил выше дать образ внешнего спасителя, который всегда рядом и всем поможет кто беден, наг или голоден своими мудрыми изречениями и вниманием. Пропаганда в те времена работала не хуже чем сегодня и довольно исправно выполняла свою задачу. Нужен был лишь правильный человек, который смог бы подать все это так чтобы ни у кого не осталось никаких сомнений в его реальности. Для этого нужно было взять того кто мог быть равно близок как иудейской так и римской культуре был начитан и сведущ в эллинском письме и мифологии и желательно одним из свидетелей того что действительно имело место быть во время Иудейской войны. Как мы видим Иосиф кем бы он ни был, подходил для этой задачи идеально учитывая все требуемые для этого критерии. И поэтому именно ему и его коллегии греческих переписчиков было поручено это ответственное задание. Я не исключаю, что к этому моменту он уже находился в должности главного цензора и главы имперского бюро пропаганды и уже однозначно написал Иудейскую войну одобренную Веспасианом. Так или иначе между выходом ее в 75 гг. н.э. и Иудейскими Древностями в 92гг. н.э. времени у него хватало. Он мог вполне вероятно работать как над порученным ему секретным проектом, так и над написанием Иудейских Древностей.

 

Вообще то стоит сказать, что по большому счету пытаться, что то определить однозначно для этого временного периода и ранее – занятие весьма и весьма неблагодарное. Даже если не брать в расчет то что вся хронология, впоследствии ретроспективно выстроенная для этого периода зиждется целиком на событии которого не было (рождении евангельского  Иисуса) а все что мы имеем это довольно сомнительной ценности труды Иосифа не будет большим преувеличением сказать что данный период представляет для нас время абсолютно неизвестное во многих отношениях. Пытаться вывести что либо однозначное здесь представляет из себя задачу столь же сложную что пытаться бежать по зыбучему песку не увязая в нем. Тем не менее, даже при столь малом количестве вторичных источников  и сомнительных ссылках на некогда существовавшие но утерянные источники все же представляется возможным сделать определенные выводы которые тем не менее после определенного текстуального анализа все же заставляют задаться некоторыми вопросами. Но их я озвучу ниже по ходу анализа.